С.И. Самойлович

Доклад на Третьих Чтениях, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э. Циолковского (Калуга, 17 – 19 сентября 1968 г.). Секция 2Исследование научного творчества К.Э. Циолковского».

Опубликован: С.И. Самойлович. К.Э. Циолковский и Я.И. Перельман // Труды Третьих Чтений, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э. Циолковского (Калуга, 17 – 19 сентября 1968 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского». – М., 1969. – С. 30 – 45.

Текст статьи незначительно сокращен.

Связь К.Э. Циолковского с Я.И. Перельманом установилась в 1913 г. Началась она с просьбы Перельмана 29 августа 1913 г. выслать ему некоторые биографические сведения. Циолковский письмом от 8 сентября сообщил некоторые сведения о себе и добавил: «Благодарю Вас от души за Ваше внимание к моим трудам. Если бы его не было, то тяжело было бы и жить» (1, л. 2).

С тех пор установились тесные дружеские отношения Циолковского с Перельманом, скрепленные длительной перепиской. В Архиве Академии наук СССР хранится 40 писем Перельмана к Циолковскому и 16 писем Циолковского к Перельману. Но сам Перельман указывает гораздо больше (до 60 писем к Циолковскому), а всего «около сотни». Кроме того, имеется много статей и заметок и несколько книг Перельмана, специально посвященных Циолковскому и его научным трудам.

* * *

Перельман прежде всего выступал в роли пропагандиста идей космических путешествий и межпланетных сообщений и популяризатора их в широкой массе советской общественности своими журнальными и газетными статьями, докладами и лекциями о жизни и творческой деятельности Циолковского.
Эта роль Перельмана с первых дней его заочного знакомства с Циолковским определилась его докладом 20 ноября 1913 г. на тему «Межпланетные путешествия», который состоялся на заседании Русского Общества любителей Мироведения. Перельман подчеркнул огромные преимущества реактивного принципа ракеты, предложенной Циолковским, перед другими способами преодоления земного тяготения, предложенными западно-европейскими писателями. Ни Жюль Верн, ни Герберт Уэллс, ни Курт Лассвиц своими проектами не разрешают этой задачи. Остается проект Циолковского. «Реактивные приборы являются единственными, на осуществление которых мы вправе надеяться», — читаем мы в опубликованном отчете о докладе в журнале «Природа и люди» (2, с. 127).

Перельман вполне правильно оценил реактивные приборы Циолковского как перспективные космические аппараты и признал, что перед нами «научно разработанная и глубоко продуманная техническая идея», осуществление которой мыслится в виде «реактивного небесного дирижабля», — писал он в статье «Возможны ли межпланетные путешествия». Все будет зависеть от «источника энергии – двигателя будущих небесных дирижаблей», с помощью которых человечество вступит «в новый «вселенский» период своей истории» (3, с. 2).

Эту статью Циолковский встретил приветливо и 9 декабря 1913 г. с признательностью писал Перельману: «Вы подняли (с В.В. Рюминым) дорогой мне вопрос, и я не знаю, как Вас благодарить. В результате – я опять занялся ракетой и кое-что сделал новое (1, л. 2).

В 1915 г. Перельман опубликовал свою работу о научно-фантастических и научных трудах о космосе под названием «Межпланетные путешествия».

Особенно широко пропагандистская и популяризаторская деятельность Перельмана развернулась в советский период.

В 1918 г. по заданию Наркомпроса Перельман основал журнал «В мастерской природы» и стал членом редакционной коллегии журнала, заведующим редакцией, а затем и редактором. Журнал стал рупором великих идей освоения космоса, и уже в 1919 г. Перельман опубликовал в этом журнале статью «За пределы атмосферы», в которой он высказал мысль о полной практической возможности осуществления космических полетов по проекту Циолковского» (4). В том же 1919 г. в переизданной своей книге под другим названием «Путешествия на планеты», останавливаясь на проекте Циолковского, он писал, что «здесь перед нами уже не фантазия романиста…, а глубоко продуманная техническая идея… Она указывает нам на единственный реальный путь к осуществлению заатмосферных полетов в управляемом снаряде» (5, с. 52).

В октябре 1923 г. в «Известиях» в разделе «Новости науки и техники» появилась заметка инженера Давыдова «Неужели не утопия?» о работе немецкого ученого Германа Оберта «Ракета в межпланетное пространство». В заметке говорилось, что книга Г. Оберта дает солидную теоретическую почву для организации космических полетов (6, с. 4) и ни единым словом не упоминалось о работах Циолковского.

Это сильно взволновало Циолковского. Он немедленно послал письмо в редакцию журнала «В мастерской природы». И вскоре журнал в разделе «Из книг и о книгах» в заметке «Ракета к планетам» писал, что «первенство в проекте межпланетных перелетов на аппарате типа ракеты безусловно принадлежит русскому ученому К.Э. Циолковскому» (7, с. 62).

Считая это недостаточным, Циолковский поспешил переиздать свое «Исследование мировых пространств реактивными приборами» 1903 г. под заглавием «Ракета в космическое пространство» (аналогичном названию работы Г. Оберта), где в предисловии «Судьба мыслителей или двадцать лет под спудом» категорически заявил о своем приоритете: «Дело разгорается, и я зажег этот огонь!» (8, с. 5).
Это был сигнал к бою в защиту приоритета советской науки! И в этом бою ведущее положение заняли своими статьями председатель Ассоциации натуралистов-самоучек А.П. Модестов и сотрудник редакции журнала «В мастерской природы» Я.И. Перельман. Начав переиздание в 1923 г. своей книги «Межпланетные путешествия», Перельман не только продолжал пропагандировать идею космических полетов, но и доказывал и защищал приоритет Циолковского и нашей советской науки рядом своих статей: «Полеты в мировое пространство» (9), «Завоевание межпланетного пространства» (10), «Межпланетные перелеты» (11).

В девятой главе своей книги Перельман указывал, что только русский ученый К.Э. Циолковский ставит свой проект на «путь к практическому разрешению проблемы межпланетных путешествий» (12, с. 71 – 92).

Эту мысль он повторял и в статье «Завоевание межпланетного пространства»: «…победа обеспечена, и нет никаких сомнений более, что близок день, когда Колумбы и Магелланы звездных стран вырвутся из земного плена на простор Вселенной, в бескрайний мир миров» (10, с. 5).

В 1926 г. Циолковский издал свое «Исследование мировых пространств реактивными приборами» и послал Перельману. Последний в ответ писал 21 ноября того же года: «Большое удовольствие доставили Вы мне присылкой Вашей новой работы. Это долгожданный подарок для многих» (13, л. 37).
1928 год ознаменовался интересной перепиской и содержательными статьями Перельмана: «Астронавтика – плавание среди звезд» (14), «Ближайшие перспективы звездоплавания» (15), «На границах атмосферы» (16), «Проблемы звездоплавания» (17), «Звездоплавание на Западе» (18), «Искусственная луна» (19).

В статье «Астронавтика – плавание среди звезд» Перельман рассказывает о больших работах французского Астрономического Общества, которое наметило на ближайшее трехлетие ежегодную премию в 5000 франков «… за лучшие работы, практические или теоретические, по вопросам заатмосферного летания». Кандидатом на эту премию Перельман выдвинул К.Э, Циолковского, «нашего маститого пионера на поприще «астронавтики», патриарха русской авиации». Он убеждал, что Циолковский имеет «неоспоримое право на получение премии французского Астрономического Общества». В доказательство он привел две работы ученого: «Исследование мировых пространств реактивными приборами» и «Космическая ракета. Опытная подготовка» (14, с. 5).

В статье «Ближайшие перспективы звездоплавания» (15) Перельман довольно подробно остановился на техническом проекте составной ракеты Циолковского: из космической и земной ракеты, которая должна выполнять роль толкача и сообщать космической ракете разбег – движение с постепенно увеличивающейся скоростью (по его «Исследованию мировых пространств» 1926 г.). Это новый конструктивный подход, и выгода его заключалась в том, что космическая ракета могла получать начальную скорость без затраты своего собственного запаса взрывчатых веществ и даже «она их может запасать меньше, или при тех же запасах получать большую космическую скорость» (20, с. 316).

Это новое конструктивное решение вопроса о составной ракете Перельман считал особенно ценным вкладом в практическое решение космических полетов. «Никаких особо мощных взрывчатых веществ изобретать для звездной ракеты не понадобится, — так оптимистично расценил Перельман этот новый проект Циолковского. Техника наших дней подобна легендарному рычагу Архимеда: дайте ей точку опоры, и она сдвинет с места Землю. Звездоплавание нашло свою точку опоры – принцип ракеты» (15).

О проекте 1926 г. Перельман довольно подробно рассказал и в 1932 г. в юбилейной брошюре «Циолковский, его жизнь, изобретения и научные труды» в главе «Как это осуществится» (21, с. 53 – 56).

К сожалению, проект ракеты, состоящей из земной и космической ракеты, заслонил собою последний проект К.Э. Циолковского, наиболее совершенный, в виде космического ракетного поезда, о котором Перельман при жизни Циолковского ничего не рассказал и вспомнил только в 1937 г. в своей книге «Циолковский. Жизнь и технические идеи» в главе «Пути осуществления». Он писал: «Выход из тупика Циолковский и зарубежные теоретики звездоплавания видели в так называемых составных, или ступенчатых, ракетах. (Этой проблеме посвящена работа Циолковского «Космические ракетные поезда» 1929 г.). Ракетные аппараты подобного типа состоят из нескольких ракет, соединенных так, что отработанная ракета автоматически отбрасывается и не обременяет корабля своим мертвым грузом. В значительной мере это смягчает остроту затруднительного положения, но все же не устраняет трудностей полностью» (22, с. 147).

Наиболее серьезное значение в деле пропаганды и популяризации идеи космических полетов представляет собою книга Перельмана «Межпланетные путешествия», которая в 1928 г. уже готовилась к печати шестым изданием.

В связи с этим Перельман в апреле 1928 г. попросил Циолковского написать к его книге предисловие. При этом он выдвигал два мотива. «Мне хотелось бы украсить мою книгу Вашим предисловием», — это первое; а второе – в предисловии необходимо указание на то, что это – первая (не только на русском языке, но и вообще) книга, бросившая в широкую публику идею межпланетных путешествий, научное обоснование которой дано Вами» (13, л. 48 об. – 49).
Циолковский согласился написать предисловие. Направляя его 12 мая 1928 г. Перельману, он писал: «Пожалуйста, не стесняйтесь изменять к лучшему стиль моего предисловия» (1, л. 9). «Мое предисловие можете «погладить». Упомяните где-нибудь в предисловии от моего имени и о В.В. Рюмине», — читаем в сохранившемся наброске ответного письма без даты (13, л. 50).

«Межпланетные путешествия» вышли в 1929 г. шестым, заново переработанным и значительно дополненным изданием с подзаголовком «Начальные основания звездоплавания». В этой работе Перельман дал специальную главу XI под названием «Проекты К.Э. Циолковского», в которой приводятся сведения о научных работах Циолковского с подробным разбором последнего проекта 1926 г. о составной ракете – «космической с земной».

В своем предисловии к книге Перельмана Циолковский писал: «В 1903 г. в петербургском ежемесячном журнале «Научное обозрение» (№ 5) появилась моя математическая работа о ракетном снаряде для заатмосферного летания: «Исследование мировых пространств реактивными приборами» … В 1911 – 1912 гг. была опубликована в «Вестнике воздухоплавания» моя новая работа под тем же заглавием … Работа обратила на себя внимание специалистов, но широким кругам читателей идеи мои стали известны лишь с того времени, когда за пропаганду их принялся автор «Занимательной физики» Я.И. Перельман, выпустивший в 1915 году свою популярную книгу «Межпланетные путешествия». Это сочинение явилось первой в мире серьезной, хотя и вполне общепонятной книгой, рассматривающей проблему межпланетных перелетов и распространяющей правильные сведения о космической ракете. Книга имела большой успех и выдержала за истекшие 14 лет пять изданий. Автор давно известен своими популярными остроумными и вполне научными трудами по физике, астрономии и математике, написанными, к тому же, чудесным языком и легко воспринимаемыми читателями.

Горячо приветствую появление настоящего, шестого по счету, издания «Межпланетных путешествий», пополненного и обновленного сообразно продвижению этой проблемы новейшими исследованиями» (23, с.6).

В 1931 г. Перельман опубликовал свою статью о звездоплавании в «Астрономическом календаре» Нижегородского кружка любителей физики и астрономии. На конверте письма Перельмана от 10 февраля 1931 г. имеется черновик ответа Циолковского с благодарностью: «Глубокоуважаемый Яков Исидорович, всех причастных к хорошему и справедливому делу благодарю, в особенности Вас. Вы сумели написать так, чтобы получить успех. Моя существенная благодарность в том, чтобы работать изо всех сил на пользу людей. Ваш Ц.» (13, л. 62).

В юбилейный для Циолковского 1932-ой год Перельман опубликовал седьмым изданием свои «Межпланетные путешествия» с подзаголовком «Основы ракетного летания и звездоплавания», как вновь переработанные и дополненные.

В предисловии он написал, что на долю этой книги выпала почетная роль в деле пропаганды звездоплавания: при своем появлении она была первой книгой – не только у нас, но и на Западе – общепонятно излагающей проблемы заатмосферного летания и проводящей идеи звездоплавания в широкие массы». При этом он познакомил читателей и с методикой своей работы, на которую он смотрел не только как «на труд популярный», но и «научный»: «в случаях, когда он (автор) не шел самостоятельным путем, он опирался исключительно на первоисточники, черпал факты из первых рук и почти весь числовой материал проверял собственными вычислениями» (24, с. 5).

В этой книге он наибольшее место отвел идеям Циолковского. Он описывает его ракету как единственное средство проникновения в космос (гл. VIII), механику полета космического аппарата по формуле Циолковского (гл. XIII), проект ракеты космической с земной 1926 года (гл. XV), внеземную станцию (гл. XVI), опасности звездоплавания по работам западноевропейских ученых и Циолковского (гл. XX).

К.Э. Циолковский усиленно занят вопросами достижения космических скоростей. 16 декабря 1934 г. своим письмом ученый сообщил Перельману одну интересную, по его мнению, новость, долгое время остававшуюся загадкой.

«Сорок лет я работал над реактивным полетом, в результате чего дал, по общему признанию, первый в мире, теорию реактивного движения и схему реактивного корабля, — писал он Перельману. – Непрерывно размышляя и вычисляя над скорейшим осуществлением этого дела, вчера, 15 декабря 1934 года, после шести часов вечера, я натолкнулся на новую мысль относительно достижения космических скоростей. … Возможно, что их достигнут через несколько десятков лет и, может быть, современное поколение будет свидетелем межпланетных путешествий.

Таким образом, идея 15 декабря приблизила реализацию космической ракеты, заменив в моем воображении сотни лет (как я писал в 1903 г.) только десятками их». Сбоку на полях помета: «Секрет. Хотел Вас порадовать. Когда опубликую – не знаю… Ваш весьма Вам обязанный К. Циолковский» (1, лл. 7 – 8).

В раскрытии этой загадки представляет большой научный интерес монография К.Э. Циолковского 1934–1935 гг. «Основы построения газовых машин, моторов и летательных приборов». В особенности ее три главы: «Энергия химического соединения веществ и выбор составных частей взрыва» (VI глава), «Три типа моторов» (VIII глава) и «Наибольшая скорость ракеты» (IX глава, потом она стала X главой).

В мае 1935 г. Циолковский прислал Перельману извлечение из VIII главы своей последней неопубликованной рукописи с припиской: «Вот то открытие, о котором я Вам писал 16 декабря 1934 года». Одновременно изложение сущности работы было послано им в газету «Техника» (22, с. 148 – 149).

Есть все основания предполагать, что речь идет о рукописи «Основы построения газовых моторов и летательных приборов», в которой VIII-й главой является «Три типа моторов», или, как он потом назвал, «Новые двигатели двух типов» (25, л. 112).

В январе 1935 г. ученый закончил свою автобиографию «Черты из моей жизни» с приложением «Знаменательные моменты моей жизни», где он записал: «1934 год. Возраст 77 лет. Новые мысли о достижении космических скоростей. В настоящее время все мои силы сосредоточены для изобретения новых моторов и победы с помощью их высших атмосферных и заатмосферных пространств» (26, л. 29 об.). Об этом же Циолковский сказал в беседе с Э. Гольдером 27 июня 1935 г.: «Сейчас я пишу большой труд о стратосферных летательных машинах. Он состоит из 10 различных глав; среди них … о новых газотурбинных двигателях» (27, с. 452).

Большую работу по пропаганде идеи К.Э. Циолковского по исследованию космоса реактивными приборами и защите его приоритета Я.И. Перельман проводил и за рубежом. В этом отношении интересно его письмо от 18 февраля 1926 г. «Недавно в американской газете «Русский голос», издающейся в Нью-Йорке на русском языке, была напечатана статья о межпланетных полетах, сказано о Годдарде, Оберте, даже об Эсно-Пельтри, но о Вас не упомянуто, — писал Перельман Циолковскому. – Я тотчас же по получении у нас номера газеты послал в ее редакцию небольшую статью, в которой указываю на Вас, как истинного пионера межпланетных полетов».

Ознакомившись с работой Эсно-Пельтри «Исследование с помощью ракет очень высоких слоев атмосферы и возможность межпланетных путешествий», опубликованной в виде приложения к журналу «Астрономия», Перельман писал Циолковскому 20 марта 1928 г. «Есть ссылки на Лоренца, Годдарда, Оберта, Гоманна, Валье, — но ссылок на Вас я не заметил. Похоже, что автор с Вашими трудами не знаком. Обидно!» (13, л. 41 об.). С целью защиты приоритета нашего советского ученого и чести Советского Союза Перельман подготовил для журнала «Астрономия» специальную статью о работах Циолковского под названием «Патриарх астронавтики», которую и отправил с препроводительным письмом Общества любителей Мироведения (13, л. 43, 48).

* * *

Роль Я.И. Перельмана не ограничивалась пропагандой и популяризацией идеи космических полетов. Дело требовало и распространения работ Циолковского о ракете и космических полетах, и Перельман протянул Циолковскому дружескую руку по оказанию помощи в издании и переиздании его научных трудов, что ученый считал очень ценным и важным.

Письма Циолковского и Перельмана по этим вопросам дышат сердечной простотой и искренностью, откровенностью и прямотой. Циолковский пишет о своих думах, о своих замыслах и о работах, которые он считает «наиболее важными», и о рукописях глубокой давности, которые лежат без движения, но которые хотелось бы опубликовать. И он, обращаясь к Перельману за поддержкой, посылает ему 27 декабря 1916 г. оглавление одной своей рукописи, написанной еще в 1894 г., вроде «Грез о Земле и Небе, по изложению «вполне популярное, как в «Грезах». Правда, это «чуть не юношеские труды», но ему все же «хотелось бы напечатать ее, если возможно», — писал он Перельману, — хотя он и сознает, что этот «старый труд … очень слаб в литературном отношении» (1, л. 3 – 5).

Перельман охотно согласился просмотреть рукопись и попросил 2 января 1917 г. прислать ему две части рукописи: «Чудеса относительной тяжести» и «К Луне и на Луне». «Лично я, — писал он Циолковскому, — всегда с удовольствием читаю Ваши популярные очерки типа «Грезы» и хотел бы доставить то же удовольствие читателям «Природа и люди» (13, л. 1 – 2).

Но не уверенный в успехе с публикацией этой рукописи, Циолковский предложил повесть «Вне Земли», которую Перельман назвал «астрономическим романом» и просил прислать ее (13, л. 4 – 5). В марте 1917 г. он пообещал напечатать эту повесть в журнале «Природа и люди» в течение 1917 г. и просил составить «к повести небольшое предисловие…, в котором подчеркнуть научность повести и ее особенности, чтобы читатель не отнесся к ней, как к фантастической повести обычного типа» (13, л. 6 – 7).

По условиям военного времени в 1917 г. опубликовать повесть «Вне Земли» не удалось. И Перельман опубликовал ее только в 1918 г. в журнале «Природа и люди» (28). Это была первая публикация повести.

В 1920 г. Калужское «Общество изучения природы и местного края» опубликовало повесть «Вне Земли» отдельным изданием с «Предисловием от издателя». Циолковский поделился радостью с Перельманом, который своим письмом от 16 мая 1921 г. выразил и свою искреннюю радость: «Вы и не представляете себе, вероятно, каким радостным подарком явилась для меня Ваша книга «Вне Земли»! Я перелистывал ее так же любовно, как первый экземпляр собственного сочинения. Ваши научно-фантастические повести волнуют меня и восхищают, — а эта в особенности» (13, л. 16 с об.).

После этого Перельман предложил Циолковскому место сотрудника в журнале и Циолковский с благодарностью принял это предложение: «Ваше предложение о помещении моих статей в журнале очень кстати, так как я стал уже унывать». И он выбрал из серии «Механика в биологии» статью «Начало растений на земном шаре и их развитие (полуфантастический очерк)». При этом объяснил Перельману цель своих занятий биологией: «…что можно ожидать от ее законов и явлений в будущем для преобразования растений и человека. Можно ли когда-нибудь получить «эфирного человека», живущего в пустом пространстве или на астероидах» (1, л. 25 – 28).

Перельман принял эту статью, а позднее и следующие: «Зарождение жизни на Земле», «Тяжесть и жизнь», «Физика малых существ», «Биология великанов и карликов» (29, 30, 31, 32).

Все эти статьи Циолковского являются разработкой отдельных вопросов, касающихся возможности жизни человека в космосе.

В то же время Перельман всегда старался оказать свое содействие в публикации трудов Циолковского и в других органах печати. Так, петроградский журнал «Юный пролетарий» пожелал опубликовать в январе 1923 г. в виде статьи вступительную главу очерков «Грезы о Земле и Небе». Редакция обратилась к Перельману с просьбой «освежить числовой материал», Перельман принял это предложение с условием, что печатание этой главы будет проводиться под его наблюдением» (13, л. 23 -23 об.).

В результате за подписью Циолковского в журнале «Юный пролетарий» появилась статья «Вселенная и Земля (Астрономическая беседа)», состоящая из трех небольших глав: «Как велика Земля?», «Планеты и их расстояния» и «Звезды и Вселенная» (33).

Перельман без устали делает попытки склонить некоторых петроградских издателей к переизданию повестей «На Луне» и «Вне Земли» (13, л. 69). Но он сумел заинтересовать Государственное издательство работами Циолковского только в 1928 г. и прежде всего его рассказом «На Луне». В связи с этим Перельман просил Циолковского внести дополнения в этот рассказ, если, по желанию автора, будет в этом необходимость» (13, л. 56 – 57).

Циолковский 15 июля ответил согласием на переиздание «На Луне», и при этом указал на опечатки и ошибки, которые следует исправить, и отказался переводить версты в километры и сажени в метры. «Впрочем, как хотите, — писал он. Можете делать изменения и прочее … Сообщу только, что рассказ написан, примерно, в 86 – 87 г., когда мне было 29 – 30 лет, напечатан же в 1893 г.» (1, л.33 – 34).

Научно-фантастический рассказ «На Луне» был опубликован в 1929 г. с предисловием Перельмана, а затем переиздавался в 1933 и 1934 гг. с его послесловием. Циолковский с большим удовлетворением и благодарностью встретил эту книгу. Он писал Перельману 5 июля 1929 г.: «Получил «На Луне» и благодарю за хлопоты. Очень мило написано Ваше предисловие к «На Луне» … Ваш Циолковский» (1, л. 44).

В 1927 г. Циолковский закончил свою новую работу обзорного характера «Труды о космической ракете (1903 – 1927 г.)», о которой он сообщил 26 августа 1928 г. Перельману как о такой работе, которую он хотел бы прислать ему для публикации (1, л. 35 – 37). Перельман попросил ее только в 1931 г. для предполагаемого сборника «Ракета» (13, л. 66).

* * *

К идее исследования и освоения космических пространств реактивными приборами Циолковский относился очень ревниво и подвергал все вопросы строгому критическому анализу. Не избежали этого и статьи Перельмана, в которых он замечал неточности.

Особенно поразили Циолковского две статьи Перельмана, опубликованные в 1924 г.: «Завоевание межпланетного пространства» с подзаголовком «Отправление первого снаряда на Луну» (10) и «Полеты в мировое пространство» с подзаголовком «Новые проекты межпланетного путешествия» (9). В этих статьях Перельман подчеркнул некоторые отличительные особенности проекта Оберта и практические успехи Годдарда: проект Оберта «удивительно сходен с проектом К.Э. Циолковского, но соединяет в себе идею Годдарда о составной ракете, автоматически освобождающейся от излишних частей», — писал Перельман (9, с. 5). Циолковскому показалось это намеком на преимущество проекта Оберта – Годдарда перед его проектом и он 17 июня 1924 г. написал Перельману: «У Оберта много сходства с моим «Вне Земли»: скафандры, сложная ракета, привязка на цепочку людей и предметов, черное небо, немерцающие звезды, зеркала, световая сигнализация, база кругом Земли, путешествие отсюда дальше, огибание Луны, даже масса ракеты, поднимающей людей, — 300 тонн, как у меня («Вне Земли»), изучение Луны и Земли и много другого сходного» (1, л. 6 – 7).

* * *

Влияние трудов Циолковского на развитие творческого процесса Перельмана началось с первого же знакомства последнего с научно-фантастическими рассказами ученого. Сам Перельман своим письмом от 16 мая 1921 г. писал об этом Циолковскому: «Мой интерес к трудам Вашим неудивителен – я ведь многое из них почерпнул или попросту заимствовал для своих книжек и во всяком случае подражал им» (13, л. 16).

«Я многим обязан Вам и Вашим сочинениям, — писал он в январе 1935 года. – В частности, Ваш рассказ «На Луне», прочитанный мною в 12-летнем возрасте, впервые пробудил во мне интерес к физике и астрономии» (13, л. 68).

Переиздавая в 1928 г. «Межпланетные путешествия» и включив туда специальную главу – «Проекты К.Э. Циолковского», Перельман обратился к ученому с просьбой: «Не откажите просмотреть и сделать на полях Ваши исправления и дополнения. Весьма возможно, что упрощая, я кое-что и исказил» (13, л. 46 об.). Вскоре, 7 мая, он опять писал Циолковскому: «Делайте, пожалуйста, без стеснения замечания на полях, вымарки, поправки, какие сочтете нужным» (13, л. 50 – 51).

Циолковский согласился просмотреть его и дать свои замечания и изменения. Перельман поблагодарил за великодушное содействие и извинился, что он обременяет поручениями. «Но боюсь пустить в широкий оборот Ваши идеи не будучи твердо уверен, что они Ваши на 100%» (13, л. 51 об.).

Все замечания Циолковского и им рекомендованные исправления и изменения Перельман старался учесть полностью и к XI главе своей книги «Межпланетные путешествия» дал примечание: «… текст этой главы просмотрен и отчасти пополнен К.Э. Циолковским» (23, с.77).

Перельман пытался влиять и на Циолковского, но это влияние коснулось только терминов, не затрагивая сущности основной цели космических полетов.

Циолковский в своих трудах использовал выражения «космические путешествия» и «межпланетные сообщения» на ракетопланах. Перельман же в этом отношении придерживался зарубежной терминологии и космические путешествия и межпланетные сообщения называл звездоплаванием, как простой перевод иностранного слова «астронавтика – плавание среди звезд», а реактивный снаряд – «звездолетом».

В отношении этих терминов, предложенных Перельманом, Циолковский сначала колебался, так как ближайшей целью считал освоение просторов Солнечной системы, но затем согласился и лишь потому, что «народ и планеты называет звездами. Слово же космос даже интеллигенции чуждо». И все же «это слово не только русское, но и складное». Циолковский принял термин «звездоплавание» как уступку народному представлению о «планетах-звездах», «звездоплавание –межпланетное летание», но по существу это звездоплавание он ограничивал пределами нашей Солнечной системы. «Одобряю и звездолет по той же причине» (1, л. 42).

Использование терминов «звездоплавание» и «звездолет» Перельман считал своим приоритетом: «Оба термина предложены мною и одобрены Циолковским, который и пользуется ими в последних своих печатных работах» (21, с. 45).

Но в исследованиях сам он остался под большим влиянием Циолковского: он отказался от многих спорных вопросов и принял научную точку зрения Циолковского.

Циолковский очень ценил Перельмана за его большую работу, отзывы и неизменное к нему расположение: «Мое имя крепко связано с Вашим», — писал он 2 июня 1933 г. (1, л. 46). «Вас и Ваше расположение ко мне и моим трудам никогда не забываю и не забуду», — повторил он 16 декабря 1934 г. (1, л. 8).

Перельман дал высокую оценку научным трудам Циолковского уже в 1932 г. в своей брошюре, посвященной 75-летию ученого. Он писал: «Циолковский не только заложил основы ракетной техники, не только разработал вопрос о горючем для ракетных аппаратов, но обсуждал и многие стороны самого межпланетного путешествия… Он вычислил скорость, какую должен иметь ракетный корабль для того, чтобы, покинув Землю, сделаться спутником земного шара…

После чтения его работ, убедительно подкрепленных строгими расчетами, у читателя не остается сомнений, что заманчивая мечта о достижении иных миров, о путешествии на Луну, на астероиды, на Марс может со временем превратиться в реальную действительность…» (21, с. 52).

Заслуги Я.И. Перельмана по пропаганде идей освоения космоса реактивными приборами и, в особенности, по изданию научных трудов К.Э. Циолковского представляются нам достойными внимания, как раскрывающие эпоху борьбы за приоритет Циолковского.

Литература

1. Письма К.Э. Циолковского к Я.И. Перельману. Архив АН СССР, ф. 555, оп.4, ед. хр. 17.
2. Междупланетные путешествия. «Природа и люди» 1913 – 1914 гг, №8, с. 126-127.
3. Перельман Я.И. Возможны ли межпланетные путешествия? Газета «Современное слово» от 1 декабря 1913 г., №2119.
4. Перельман Я.И. За пределами атмосферы. «В мастерской природы», 1919 г., №5-6, с. 25-32.
5. Перельман Я.И. Путешествия на планеты, изд. 2-е, Пг., 1919 г.
6. Давыдов. Неужели не утопия? «Известия» от 2 октября 1929 г., № 223.
7. Ракета к планетам. «В мастерской природы», 1923 г. № 7, с. 61-62.
8. Циолковский К.Э. Ракета в космическое пространство. Калуга, 1924 г.
9. Перельман Я.И. Полеты в мировое пространство. «В мастерской природы», 1924 г., № 3, с. 1-8.
10. Перельман Я.И. Завоевание межпланетного пространства. Газета «Последние новости» от 21 апреля 1924 г., №16, с. 5.
11. Перельман Я.И. Межпланетные перелеты. «Человек и природа», 1924 г., № 12, с. 971-976.
12. Перельман Я.И. Межпланетные путешествия. Пг., 1923 г.
13. Письма Я.И. Перельмана к К.Э, Циолковскому. Архив АН СССР, ф.555, оп. 4, д. 482.
14. Перельман Я.И. Астронавтика – плавание среди звезд. «Красная газета», вечерний выпуск от 21 февраля 1928 г., № 51, с. 5.
15. Перельман Я.И. Ближайшие перспективы звездоплавания. «Красная газета», вечерний выпуск от 23 мая 1928 г., № 40, с. 5.
16. Перельман Я.И. На границах атмосферы. «Красная газета», вечерний выпуск от 26 июня 1928 г., № 174, с. 5.
17. Перельман Я.И. Проблемы звездоплавания. «Вестник знания», 1928 г. № 11, с. 552-554, № 12, с. 594-597.
18. Перельман Я.И. Звездоплавание на западе. «Красная газета», вечерний выпуск от 24 июля 1928 г., № 202, с. 5.
19. Перельман Я.И. Искусственная луна. «Красная газета», вечерний выпуск от 9 октября 1928 г., № 279, с. 5.
20. Циолковский К.Э. Избранные труды. М., АН СССР, 1962.
21. Перельман Я.И. Циолковский, его жизнь, изобретения и научные труды. М.-Л., ГТТИ, 1932 г.
22. Перельман Я.И. Циолковский. Жизнь и технические идеи. М.-Л., ОНТИ, 1937 г.
23. Перельман Я.И. Межпланетные путешествия, изд. 6-е Л., «Прибой», 1929 г.
24. Перельман Я.И. Межпланетные путешествия (Основы ракетного летания и звездоплавания). Изд. 7-е Л., ГТТИ, 1932 г.
25. Циолковский К.Э. основы построения газовых машин, моторов и летательных приборов. Архив АН СССР, ф.555, оп.1, ед. хр. 103-117.
26. Циолковский К.Э. Черты из моей жизни. Архив АН СССР, ф.555, оп.2, ед. хр. 14.
27. Циолковский К.Э. Собр. Соч, т.II, М., АН СССР, 1954 г.
28. Циолковский К.Э. Вне Земли. «Природа и люди», 1918 г., №№ 2-14.
29. Циолковский К.Э. Зарождение жизни на Земле. «В мастерской природы», 1922 г., №1, с. 13-17.
30. Циолковский К.Э. Тяжесть и жизнь. «В мастерской природы», 1924 г., №1, с.21-29.
31. Циолковский К.Э. Физика малых существ. «В мастерской природы» 1924 г., № 5-6, с. 25-27.
32. Циолковский К.Э. Биология великанов и карликов. «В мастерской природы», 1925 г., №2, с. 19-24.
33. Циолковский К.Э. Вселенная и Земля. «Юный пролетарий», 1923 г., № 3, с.51-53.

Грани жизни и деятельности

Аптекарь, спонсор Циолковского

Богатство научно-технической мысли К.Э. Циолковского

Из истории научного наследия К.Э. Циолковского

История завещания Циолковского

К изучению темы «К.Э. Циолковский и книги»

К истории издания и распространения статьи К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903 г.)

К.Э. Циолковский глазами кинематографистов. Из истории создания художественных фильмов о К.Э. Циолковском

К. Э. Циолковский и калужане

К.Э. Циолковский и эпоха 1860-х – 1870-х годов

К.Э. Циолковский и Я.И. Перельман

Как работал К. Э. Циолковский над проблемой создания дирижабля

Научные контакты К.Э. Циолковского в последние годы его жизни

Научные связи К. Э. Циолковского в Петербурге (Ленинграде)

Научные связи К.Э. Циолковского с зарубежными учеными

О научных связях К.Э. Циолковского и В.В. Рюмина

О научных связях К. Э. Циолковского с общественными и государственными организациями

О признании научного приоритета К.Э. Циолковского

Собрание материалов по истории «Первой мировой выставки моделей межпланетных аппаратов и механизмов» в фондах Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского

Циолковский и Горький

«Я был страстным учителем»

«Я такой великий человек, которого еще не было, да и не будет…»

Семья, дом, быт
К.Э. Циолковский как мыслитель
К.Э. Циолковский и русский космизм