Г.А. Менделевич

Доклад на Четвертых научных Чтениях, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э. Циолковского (Калуга, 17 – 19 сентября 1969 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского».

Публикация: Г.А. Менделевич. Циолковский и Горький // Труды Четвертых Чтений, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э. Циолковского (Калуга, 17 – 19 сентября 1969 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского». – М.: 1970. – С. 52 – 59.

«Всем хорошим во мне я обязан книгам» (1, с. 482), — эти горьковские слова с неменьшим правом мог бы повторить Циолковский. Оба великих человека достигли вершин культуры посредством самообразования. Творчество обоих проникнуто гуманизмом. Для Циолковского покорение Космоса не было самоцелью. Он думал о судьбах грядущих поколений на много веком вперед. Теперь сквозь призму времени, отделяющую нас от эпохи, когда жил и создавал свои гениальные труды «отец космонавтики», это становится еще более очевидным.

А.М. Горький на протяжении всей жизни глубоко интересовался наукой вообще и естествознанием в особенности. Строение материи, космические лучи и радиоактивный распад, синтез белка и теория протуберанцев, учение Павлова и многое другое служило основоположнику советской литературы материалом, который либо органически вплетался в ткань художественных произведений, либо использовался в публицистике.

Гимном науке звучат строки: «Науке – исследующей «материю» — верю и люблю ее как поэзию. Именно – так. Для меня современная наука – цепь блестящих, изумительных по дерзости гипотез» (2, с. 135).

Интерес Горького к естествознанию и его мысли об отражении научных теорий в художественной литературе определялись основными чертами мировоззрения писателя. Он был сторонником изображения в литературе больших интеллектуальных коллизий, насыщения всех ее жанров глубоким философским и общественно-публицистическим содержанием.

Анализ горьковского творчества свидетельствует о понимании узловых проблем науки и техники. Именно эта особенность делала произведения писателя такими притягательными для Константина Эдуардовича.

Более шестидесяти лет тому назад Алексей Максимович произнес пророческие слова: «Со временем мы, люди, будем заглядывать за пределы нашей атмосферы… и смотреть на кометы вблизи» (3, с. 298).
Горький, знакомый с русским ученым-энциклопедистом, редактором журнала «Научное обозрение» М.М. Филипповым и сам согласившийся сотрудничать в этом издании, по-видимому, прочитал «Исследование мировых пространств реактивными приборами», опубликованное в «Научном обозрении» в 1903 г. Понимая необходимость широкой популяризации гениальных трудов Циолковского, он призывал: «… написать об этом изумительном человеке книгу… написать популярно, рассказав подробно о его работах и об условиях, в которых он работал» (4, т. 30, с. 153). Этот горьковский призыв прозвучал в 1930 г., но и из более ранних высказываний высказываний писателя видно, что идеи ученого казались ему вполне осуществимыми.

«Полеты на Луну – безумнейшая фантазия, но в наши дни к ней готовятся совершено серьезно» (4, т. 24, с. 330). «Если же «потусторонний мир» существует где-то во вселенной, мы его, наверное, откроем, установив сначала межпланетное сообщение в нашей солнечной системе, а затем сообщение между мирами» (4, т. 25, с. 75). «… Люди полезут еще на Марс» (4, т. 24, с. 392).

На какие данные опирался писатель в подобных высказываниях? На этот вопрос ответила дочь Циолковского Мария Константиновна, с которой нам посчастливилось беседовать незадолго до ее кончины. Она рассказала, что отец очень любил произведения Алексея Максимовича и его самого как человека и писателя-самоучку, поднявшегося до вершин мировой культуры. Он дарил писателю свои труды с трогательным посвящением. Так, книгу «Монизм вселенной» сопроводил автографом: «Дорогому писателю и мыслителю М. Горькому от автора. 1928 г. 24 окт.» (5, с. 215).

Горький питал к Циолковскому ответную симпатию. Еще в апреле 1928 г., вспоминала Мария Константиновна, Горький хотел приехать в Калугу. Он писал К. Федину: «В Россию еду около 20-го мая. Сначала – в Москву, затем – вообще. Обязательно – в Калугу. Никогда в этом городе не был, даже как будто сомневался в факте бытия его, и вдруг оказалось, что в этом городе некто Циолковский открыл «Причину космоса». Вот Вам!» (2, с.520).

Намерение встретиться с ученым писателю не пришлось осуществить, но в беседе с литератором калужанином К. Алтайским Алексей Максимович детально интересовался жизнью ученого: «Как он там у вас живет? … В каких условиях он работает? Имеет ли он все необходимые ему книги?» (6). Особенно ученый был тронут телеграммой, присланной ему в день семидесятипятилетия: «С чувством глубочайшего уважения поздравляю Вас, герой труда. М. Горький» (4, т. 30, с. 257). Константин Эдуардович ответил: «Дорогому художнику, мыслителю М. Горькому моя искренняя благодарность».

В архиве писателя хранится рукопись Циолковского «Непрерывность жизни», присланная с таким автографом: 2Дорогому М. Горькому от Циолковского». В доме-музее К.Э. Циолковского среди книг на видном месте «На дне», «Дачники» и другие произведения, обернутые в бумагу. Сверху характерным почерком ученого надписаны названия произведений.

Нам довелось знакомиться с естественнонаучным разделом личной горьковской библиотеки. Она содержит многие труды Циолковского, в том числе и «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1926 г.), «Ракета в космическое пространство», «Звездоплавателям», «Будущее Земли и человечества», «Цели звездоплавания», «Проект металлического дирижабля» — всего 27 книг и брошюр. На книгах «Монизм вселенной», «Причина космоса» и «Общечеловеческая азбука» — многочисленные пометы Горького.

В Архиве АН СССР хранится регистрационная тетрадь – «Запись отправок». В ней есть такая запись: «За границу послано всем 23 – 24 ноября 29 г. Рубакину и Горькому Поезда и ССЗ» (10, л. 9 об.). Сокращенно обозначены «Космические ракетные поезда» с биографией К.Э. Циолковского, написанной С.В. Бессоновым, и «Современное состояние Земли».

После того, как был создан журнал «Наши достижения», его редактор Горький просит Алтайского рассказать на страницах издания об ученом. «Было бы хорошо, если бы Вы дали очерк о К.Э. Циолковском, т. е. его работах …» (6).

Как впоследствии вспоминал алтайский, Алексей Максимович, говоря о величайшей заслуге ученого перед человечеством, значение которой смогут оценить только потомки, советовал ему проследить «… один обычный день Циолковского: когда встал, что делал, как отдыхал, с кем встречался… Интересная может получиться книжица!» (7, с. 16).

Делясь со своим биографом Ильей Груздевым впечатлениями от брошюры Циолковского «Причина космоса», Горький писал: «Из новостей, поражающих воображение: в Калуге открыта «Причина космоса». Это уже – факт осязаемый … И, возможно, что Калуга будет Афинами нашего мира» (8, с. 171).

В Архиве Академии наук сохранился черновой набросок письма ученого А.М. Горькому:

«Дорогой Алексей Максимович!
Благодарю Вас за Ваш привет. Пользуюсь Вашим расположением, чтобы сделать полезное для людей. Я пишу ряд очерков, легких для чтения, как воздух для дыхания. Цель их: познание Вселенной» (9, л. 1).

Именно эти очерки я и видел в горьковской библиотеке, куда их присылал автор Ученый часто повторял: « Из всех русских писателей всего больше уважаю я Горького. Он – гуманист и философ, общественный деятель и замечательный художник» (6).

Литература и источники

1. Горький М. Несобранные литературно-критические статьи. М., 1941.
2. М. Горький и советские писатели. Литературное наследство, т.70, М., 1963.
3. М. Горький и Л. Андреев. Литературное наследство, т. 72, М., 1965.
4. Горький М. Собрание сочинений в 30 томах. М., Гослитиздат.
5. Горький и наука. М., 1964.
6. Алтайский К.Н. Несостоявшаяся встреча – Горький и Циолковский. «Вечерняя Москва» от 17 июня 1937 г., № 137.
7. Алтайский К.Н. Циолковский рассказывает… М., 1967.
8. Архив Горького, т. XI, М., 1966.
9. Архив АН СССР, ф. 555, оп. 4, д. 8, л.1.
10. Архив АН СССР, ф. 555, оп. 2, д. 45.

Грани жизни и деятельности

Аптекарь, спонсор Циолковского

Богатство научно-технической мысли К.Э. Циолковского

Из истории научного наследия К.Э. Циолковского

История завещания Циолковского

К изучению темы «К.Э. Циолковский и книги»

К истории издания и распространения статьи К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903 г.)

К.Э. Циолковский глазами кинематографистов. Из истории создания художественных фильмов о К.Э. Циолковском

К. Э. Циолковский и калужане

К.Э. Циолковский и эпоха 1860-х – 1870-х годов

К.Э. Циолковский и Я.И. Перельман

Как работал К. Э. Циолковский над проблемой создания дирижабля

Научные контакты К.Э. Циолковского в последние годы его жизни

Научные связи К. Э. Циолковского в Петербурге (Ленинграде)

Научные связи К.Э. Циолковского с зарубежными учеными

О научных связях К.Э. Циолковского и В.В. Рюмина

О научных связях К. Э. Циолковского с общественными и государственными организациями

О признании научного приоритета К.Э. Циолковского

Собрание материалов по истории «Первой мировой выставки моделей межпланетных аппаратов и механизмов» в фондах Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского

Циолковский и Горький

«Я был страстным учителем»

«Я такой великий человек, которого еще не было, да и не будет…»

Семья, дом, быт
К.Э. Циолковский как мыслитель
К.Э. Циолковский и русский космизм