Н.Г. Белова

Доклад на Девятых Чтениях, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э. Циолковского (Калуга, 16 – 19 сентября 1974 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского».

Опубликовано: Н.Г. Белова. Научные связи К.Э. Циолковского с зарубежными учеными // Труды Девятых Чтений, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э. Циолковского (Калуга, 16 – 19 сентября 1974 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского». – М.: ИИЕТ АН СССР, 1975. – С. 14 – 26.

Основоположник ракетодинамики и космонавтики К.Э. Циолковский, кроме огромного количества научных трудов, оставил большое эпистолярное наследство. По данным Архива Академии наук СССР число его корреспондентов составляет более 700. Среди них крупные ученые и конструкторы, популяризаторы и историки науки, студенты, писатели, а также научные учреждения и общественные организации.

Характерно то, что Циолковский, живя в Калуге, вдали от научных центров, не владея ни одним иностранным языком, вел большую переписку с зарубежными учеными.

24 апреля 1930 г. он пишет Р. Ладеману в Германию: «… Каждый день я получаю письма со всех концов света … Меня очень затрудняет чтение иностранных книг. Если бы Вы знали мою молодость, то извинили бы меня за этот пробел…» (1, л.1) .

Целью этой переписки была пропаганда научных трудов, большое желание решить сообща многие проблемы науки и техники. Известно, что ученый рассылал много своих работ за границу. Об этом он писал и в письмах, и в статьях. Сохранились его записные книжки, где он отмечал, сколько работ кому послано (2).

Циолковский стремился распространять свои труды, заботясь не столько о своем приоритете, сколько о приоритете своей Родины.

Ученый стремился сделать достоянием самых широких масс свои идеи цельнометаллического дирижабля.

В 1893 г. была переведена на французский язык статья Циолковского «Возможен ли металлический аэростат» и в 1894 г. он отправил ее вместе с проволочной моделью дирижабля и научным трудом «Аэростат металлический управляемый» во французскую Академию наук с целью заинтересовать иностранных ученых новыми мыслями по созданию управляемого аэростата (4, лл. 3-4).

В 1909 – 1911 гг. ученому удалось запатентовать изобретения дирижабля в девяти странах: России, Германии, Франции, Бельгии, Австрии, Италии, Швеции, США и Великобритании (37).

В архиве хранятся интересные материалы, по которым можно судить, что со своими идеями дирижабля он обращался в разные страны и в дальнейшем.

В 1927 г. Циолковский пишет письмо в автомобильную фирму «Форд Мотор Ко», посылает им несколько брошюр о своем проекте дирижабля, но оттуда получает отрицательный ответ – фирма не занималась созданием дирижаблей, и переслала письмо и брошюры в Детройт в корпорацию по строительству воздушных кораблей (5). Но и из Детройта ученый получил неутешительный ответ: «… Мы прочитали Ваши брошюры по вопросу конструирования воздушных кораблей из металла, переданные нам Фордовской Моторной компанией, и высоко оцениваем возможность изучить предлагаемую Вами конструкцию. Однако в настоящее время мы заняты постройкой воздушных кораблей с металлической оболочкой нашей конструкции и не имеем возможности применить Ваши идеи на деле» (6, л.1). С этим же письмом были возвращены и его брошюры.

Циолковский предпринимал еще не одну попытку заинтересовать зарубежных ученых своим проектом дирижабля, но все они кончались неудачей.

Совсем по-иному встретили за рубежом идеи Циолковского по межпланетным сообщениям.

В [19]20-е и [19]30-е годы стал расти интерес к этой проблеме. В Европе, Америке энтузиасты этого дела начали объединяться в различные группы, общества. Ученые, инженеры, делавшие первые шаги в новой области науки и техники, обращались к советскому ученому за советами, делились своими планами, писали о том, какие ими предприняты меры по распространению его работ, их переводу и изданию.

Сохранившиеся письма говорят о том, насколько серьезна и научна была эта переписка. Обмен мнениями, опытом, двусторонние консультации имели большое значение для развития в то время проблем ракетной техники. Эти письма позволяют в некоторой мере проанализировать взаимоотношения Циолковского с зарубежными специалистами.

Необходимо сказать, что особенно интенсивно идеи межпланетных полетов развивались в Германии. Вот почему среди зарубежных корреспондентов ученого большинство – немецкие. И наиболее активными из них были Вилли Лей, Герман Оберт, Роберт Ладеман, живший в Германии А. Шершевский. В книге «Космические ракетные поезда» Циолковский писал: «Благодаря Н.А. Рынину, А.Б. Шершевскому, Роберту Ладеману, Вилли Лею и другим, приоритет и научность моих работ не оспаривается даже на Западе» (7, стр.34).

В. Лей, один из основателей Общества Межпланетных Сообщений в Германии, работал над «Историей ракеты». 5 сентября 1928 г. он писал Циолковскому: «… Через проф. Оберта … я слышал, что Вы, уважаемый профессор, считаетесь первым автором научной книги о путешествии в пространстве. Я весьма охотно бы поместил во второй части моей «Истории ракеты» вашу краткую биографию и библиографию Ваших сочинений и был бы Вам очень благодарен, если бы Вы были настолько добры, что представили мне эти нужные данные» (8, лл. 1-2).

Циолковский был очень аккуратным корреспондентом, на письма отвечал очень быстро. Он сразу же откликнулся на письмо В. Лея, послал ему свои книги. В. Лей 26 сентября 1928 г. благодарит К.Э. Циолковского за письмо и присланные книги (8, л.4), а в мае 1929 г. высылает свою книгу «Полет в мировое пространство» и просит ученого держать его в курсе дела о его новых работах (8, л.5). В. Лей во многом содействовал популяризации научных идей Циолковского и при его жизни, и позднее.

В архиве хранится немало писем Циолковскому из Берлина от Р. Ладемана и А.Б. Шершевского, которые сыграли большую роль в освещении трудов советского ученого в зарубежной печати. Ими было предпринято много попыток издать его труды в Германии. «Глубоко благодарен Вам за оба труда, которые Вы мне любезно прислали (1925 — 1927). Я велю их перевести так же, как Ваши сочинения: «Ракета в космическое пространство» (1924), «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1926). … Так как я намереваюсь далее Ваши работы перевести и издать для ознакомления с ними круга немецких читателей, то для этой цели прошу Вас в дальнейшем прислать мне на это доверенность за Вашей собственной подписью…», — писал Ладеман 14 июня 1927 г. Циолковскому (9, л.1).

Просматривая письма Ладемана, мы видим, что Циолковский посылал ему много своих трудов: тут «Монизм Вселенной» (1925 г.), «Образование солнечных систем» (1925 г.), «Сопротивление воздуха и скорый поезд» (1927 г.) (9, л.3).

Ладеман дает анализ работы Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1926 г.) в своей статье, напечатанной 28 апреля 1927 г. в немецком журнале (11). Об этом он сообщил Циолковскому (9, лл. 3,4). После появления этой статьи издательство Ольденбург в Германии предложило издать работу Циолковского (9, лл. 3,4).

5 ноября 1927 г. Ладеман пишет: «Я прошу Вас … о Вашем большом романе «Вне Земли», когда я смог бы его издать. Говоря откровенно, у меня есть стремление все Ваши сочинения о ракетах сделать доступными для всего мира тем, что я издам их на немецком языке» (9, лл.5,6). Это не только слова, Ладеман действительно прилагал много усилий, чтобы книги советского ученого были изданы в Германии и о его идеях узнали бы широкие массы. Но, видимо, это было не так легко. В письме от 28 декабря 1927 г. Ладеман просит Циолковского прислать от авторитетных ученых, как профессор Ветчинкин, Рынин и т. д. письменные отзывы, «из которых следовало бы, что «Исследования» 1926 г. содержат много нового и ценного материала. Тогда издатель будет вынужден изменить свое мнение, так как он полагается лишь на авторитетное для него лицо (9, л.7).

Не менее важную роль в распространении научных идей Циолковского в Германии сыграл А.Б. Шершевский. Переписка его с Циолковским продолжалась много лет, начиная с 1921 года.

Шершевский был знаком со многими работами ученого по различным проблемам. Но, главным образом, его интересовали проблемы ракетной техники.

«… Ваша мечта и мечта других великих людей, предвидящих будущее, сбудется не через 100 или 1000 лет, а максимум через 1 или 2 года, и я надеюсь, что Вы как пророк междупланетного сообщения еще доживете до великого дня первого полета к звездам», — пишет Шершевский 2 января 1926 г. (10, л.6). После ознакомления с книгой «Ракета в космическое пространство» (1924 г.) Шершевский дает заметку о ней в журнал (12) и начинает переводить на немецкий язык. «Вашим трудом здесь многие заинтересовались и посыпались вопросы. Скоро перевод и обработка будут готовы, и я пошлю им всем Вашу работу», пишет он (10, л.11).

В своих письмах Шершевский старается познакомить Циолковского с работами других ученых по ракетной проблеме, посылает ему список ученых, работающих над «проблемой пространства», при том в этом списке первым числится К.Э. Циолковский (10, лл.20,21).

Шершевский, как и Ладеман, стремился к тому, чтобы издать работы Циолковского в Германии. В письме от 25 марта 1927 г. он пишет Константину Эдуардовичу о том, что он вел переговоры с издательством Р. Ольденбург, и те просили срочно прислать манускрипт. Издатель просил, чтобы Циолковский срочно написал ему и послал разрешение, без которого нельзя было опубликовать книгу (10, лл. 35-36 об.).

Циолковский сразу же пишет в Мюнхен в издательство Р. Ольденбург: «… Разрешаю Вам с большим удовольствием и благодарностью издать мою книгу «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (13, л.1). Тут же он высылает книгу и свой портрет.

Но, несмотря на проведенную подготовку, издательство Ольденбург так и не опубликовало работу Циолковского.

Однако популярность Циолковского росла. В письме от 3 мая 1927 г. Шершевский сообщил, что Макс Валье читал доклад в немецком Научном обществе воздушных сообщений: «Валье особенно долго остановился в своем докладе на Ваших трудах» — пишет он (10, л.42). Упоминает он также и А. Эйнштейна: «1 и 2 июля я был у проф. Эйнштейна. По его рекомендации я пишу сейчас для журнала «Naturwissehscaften» большую статью о Ваших работах относительно ракеты… Я говорил с Эйнштейном о проблеме межпланетного сообщения. Он находит это дело вполне возможным…» (10, л.46).

В 1929 г. Шершевский начал сотрудничать с проф. Г. Обертом. Он сообщил об этом Циолковскому: «Теперь мы получили довольно крупные средства и начали работу. Строим – кажется, первый в мире – реактивный двигатель для жидких топлив» (10, л.63). А 4 декабря 1929 г. Шершевский писал, что они с группой молодых инженеров строят около Берлина первую в мире ракету с жидким топливом (10, лл. 65-66).

Циолковский сразу же ответил на это письмо. «Вы идете, как мне кажется по верному пути, — писал ученый. – Это доставляет мне большую радость и я искренне поздравляю Вас с серьезным успехом и продвижением вперед. Без последователей, работающих теоретически и практически, и мои труды оказались бы бесплодны» (14, лл. 2-2 об.).

В 1929 г. возникает переписка между Циолковским и Обертом. Г. Оберт 18 сентября, поздравляя Циолковского с днем рождения, писал: «Вы зажгли огонь и мы не хотим, чтобы он потух, а мы хотим, чтобы исполнилась величайшая мечта человечества» (15, л.1). В том же письме он обещает прислать свою книгу «Wege zur Raumschiffahrt». «… Будем весьма рады, если также и Ваши новейшие работы получим для ознакомления…» — так заканчивает свое письмо Оберт (там же).

24 октября того же года Оберт снова шлет Циолковскому письмо, в котором он полностью признает его приоритет: «Я, разумеется, самый последний, который оспаривал бы Ваше первенство и Ваши заслуги по делу ракет, и я только сожалею, что я не раньше 1925 г. услышал о Вас. Я был бы наверное в моих собственных работах сегодня гораздо дальше и обошелся бы без многих напрасных трудов, зная раньше Ваши превосходные работы» (15, л.4). Здесь же он сообщает Циолковскому о том, что ему удалось сконструировать такое бензиновое сопло, которым он «доволен во всех отношениях» (15, л.4).

На обороте этого письма имеется черновой набросок ответа Циолковского: «Глубокоуважаемый товарищ Оберт, — писал ученый, — я получил Вашу весьма ценную работу и письмо от 24 октября 1929 г. Весьма радуюсь достигнутым Вами громадным успехам. Это именно то, о чем я мечтал. Я в восторге, имея таких продолжателей, как Вы» (15, лл. 4-4 об.).

Циолковский ценил свое знакомство с другими учеными, занимающимися этими же проблемами, что и он. Он быстро откликался на все письма, всегда радовался успехам других.

Приходится, однако, сожалеть, что Оберт в своих дальнейших работах никак не упоминал о Циолковском. Очень вскользь он высказался о советском ученом на Международном Астрономическом Конгрессе в Белграде в 1967 г., ни словом не вспомнив об их переписке (16).

Кроме вышеназванных немецких ученых, Циолковский вел переписку и с другими лицами.

Вернер Брюгель в 1933 г. писал Циолковскому: «Вы, один из первых борцов за идею космонавтики, всегда вызывали во мне огромное удивление и уважение … Считаю за большую честь для себя постараться с распространением ваших идей также и в моей книге «Люди ракет» (17, л.1). Книга эта была написана и, как обещал Брюгель, там была помещена статья о К.Э. Циолковском (18). В апреле 1934 г. Брюгель отправил 2 экземпляра этой книги в Калугу, о чем сразу сообщил Циолковскому (17, л.4).

Фриц Якобзен из Берлина писал ученому: «Из специальной немецкой прессы я узнал о предстоящем издании Вами труда о ракетном аэроплане … Цель этих строк, уважаемый профессор, просить Вас передать мне право на издание Ваше для Германии и сообщить мне Ваши условия» (19, л.1).

Попытки к изданию трудов Циолковского за границей делались не раз. Однако есть основания предполагать, что отдельными изданиями его книги за границей не выходили. В 1968 г. нами делались об этом запросы в архивы разных стран, в издательство Ольденбург. Ответы были отрицательными – труды Циолковского изданы не были (20).

В статьях Циолковского встречается имя выдающегося американского ученого Роберта Годдарда. Знали ли они друг друга? Была и у них переписка? Эти вопросы требуют выяснения. Переписки, как таковой, между ними не было. Но есть предположение, что Циолковский посылал Годдарду свои труды. В Архиве Академии наук СССР сохранилось письмо из Смитсонианского института от 15 марта 1934 г., в котором благодарят Циолковского за присланные работы, к сожалению, не сказано какие. В этом институте в то время работал Р. Годдард (21, л.9). Делались попытки выяснить, сохранились ли в архиве Годдарда какие-нибудь брошюры Циолковского. Пока еще ничего определенного сказать нельзя. Не удалось также проверить, верно ли сообщение газеты «Беднота» (1925 г.), издаваемой в США, о том, что «за границей весьма заинтересовались планом Циолковского, и американский ученый Годдард намерен поехать в СССР для совместной с Циолковским разработки подробностей полета на Луну» (22, стр.15).

Из США Циолковский получал письма от русского поэта Давида Бурлюка, которому ученый посылал свои труды. Бурлюк, в свою очередь, высылал в Калугу вырезки из заграничных газет и журналов. В одном из писем Бурлюк дает характеристику брошюры «Этика Земли» (1930 г.): «Прочитал Вашу книгу запоем. Она прекрасна. С годами Вы получили способность земным взором заглядывать в будущее развитие человеческой мысли, высокого мира идей», — писал американский корреспондент ученого (23, л.4).

Из Франции ученый получал интересные письма от инженера-механика при Университете в Нанси А. Штернфельда. В Архиве Академии наук хранится листок с пометкой, сделанной рукой Циолковского, сколько трудов он послал в Париж Штернфельду (24, л.6). В 1930 г. Штернфельд сообщает Циолковскому, что в Париже появилась книга под названием «Астронавтика». Автор ее известный французский ученый, инженер Эсно-Пельтри (25). «В исторической части этого труда Эсно-Пельтри оспаривает первенство Ваших трудов…» писал Штернфельд (24, л.1). Тут же он приводил выдержки из этой книги. Эсно-Пельтри был знаком с основными работами Циолковского, касающимися проблемы космических полетов, относился к ним критически. Но сам Циолковскому не писал.

По просьбе Циолковского Штернфельдом была составлена обширная библиография зарубежных периодических изданий. В этом списке 78 названий (24, лл. 12-20). В письме от 26 июня 1934 г. Штернфельд благодарил Циолковского за присланные книги (названий не указывает) и сообщил, что передал их Национальной библиотеке. Здесь же он писал о своей работе о межпланетных путешествиях, которая готовилась к публикации. «Понятно, что я Вас в ней часто вспоминаю и подтверждаю Ваш приоритет во многих областях», — писал Штернфельд (24, л.22).

В письме от 11 сентября 1934 г. Штернфельд благодарил ученого за присланную книгу «Вне Земли» (1920 г.): «Важно, что она была написана раньше, чем все главные западные сочинения из области ракеты», говорится в письме (24, л. 23).

В 1930 г. в газете «Юманите» появились две статьи за подписью B. Rolin (псевдоним Штернфельда). В одной из них под портретом Циолковского стояла подпись: «К.Э. Циолковский, русский ученый, один из отцов научной астронавтики» (26), в другой сообщалось: «Научные основы великих проблем были изложены впервые русским ученым К.Э. Циолковским… По справедливости его следует признать отцом научной астронавтики» (27).

Среди корреспондентов Циолковского во Франции известен философ Линцбах. В 1929 г. Циолковский послал в Париж Линцбаху несколько книг. Линцбах был хорошо с ними знаком и ценил их автора. Вот что он писал в 1932 г., поздравляя Циолковского с 75-летием. «… Прочитав Ваши работы, я увидел в вас настоящего поэта, человека, мысль которого обладает собственным светом, в то время как у тысяч официальных ученых она отражает лишь чужое знание …» (28, стр. 56). Пометы в записных книжках Циолковского показывают, что книги Линцбаху из Калуги посылались не один раз (2, д.45, л.10-11 об.; д.47, л.20 об.; д.50, л.8).

В Архиве Академии наук хранятся письма, открытки Циолковскому не только от отдельных лиц, но и от зарубежных научных учреждений.

Венская Академия наук и Стокгольмская обсерватория благодарят за книгу Н.А. Рынина о Циолковском и за рукописную работу «Образование двойных звезд и планетных систем» (29, 30).

Из библиотеки Прусской Академии наук в 1927 г. пришла открытка (31) с сообщением о получении труда Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1926). Редакции журналов, библиотеки благодарят за присланные книги, просят прислать те или иные работы.

Знакомясь с перепиской Циолковского с зарубежными учеными, можно придти к очень многим интересным выводам исторического плана.

Прежде всего, можно проследить, как рос интерес к проблемам космической техники, но в то же время работы пионеров ракетной техники не получили еще тогда государственного значения. Из писем ученые узнавали о других работах в этой области. Ясно и то, что если бы все они не работали так обособленно друг от друга, успехи в развитии ракетной техники были бы гораздо значительнее.

При знакомстве с этими письмами отчетливо вырисовывается образ великого ученого. Он не хотел прожить даром жизнь, он хотел продвинуть человечество хоть немного вперед. Его письма ученым богаты по содержанию, в них радость открытий, в них много искренности и доверия к своим коллегам, но главное – забота о приоритете своей Родины.

В нашу космическую эпоху уже нет необходимости бороться за приоритет Циолковского. Его идеи воплощены в полетах искусственных спутников Земли и космических кораблей. Его научные предсказания сбываются одно за другим.

И, если в [19]20-е и [19]30-е годы за границей не удалось издать его научные работы, несмотря на попытки зарубежных ученых, то в настоящее время труды Циолковского издаются за рубежом все чаще и чаще.

Многие научно-фантастические произведения Циолковского опубликованы в социалистических странах: Болгарии (32, 33), Венгрии (34), Югославии (35). Книга «Вне Земли» издавалась в Англии и США (36), неоднократно она была издана в Японии (Токио, 1960, 1962, 1970 гг. – на японском языке).

В английском журнале «Spaceflight» в 1967 г. была напечатана статья Циолковского «За атмосферу» (38, стр. 9-11). В 1965 г. в издании НАСА в США вышли в переводе на английский язык «Собрание сочинений Циолковского» (3 тома) (39) и его «Труды по ракетной технике» (под редакцией М.К. Тихонравова) (40). Кроме того, в Советском Союзе издательство «Мир» выпустило «Изданные труды» К.Э. Циолковского на английском языке (41).

Зарубежные ученые, специалисты в области космической науки и техники получили возможность глубоко изучить труды нашего великого соотечественника и оценить величие предложенных идей.

Источники и литература

1. Письмо К.Э Циолковского Р. Ладеману от 24 апреля 1930 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.14.
2. К.Э. Циолковский. Записные книжки. Архив АН СССР, ф.555. оп.2, дд.41, 45-54, 64.
3. С.И Самойлович. Гражданин Вселенной. Калуга, 1969.
4. Письмо К.Э. Циолковского С.В. Щербакову от 2 августа 1894 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.31, лл. 3-4 об.
5. Письмо Автомобильной фирмы «Форд Мотор Ко» (США) К.Э. Циолковскому от 30 марта 1927 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.3, д.39, л.1.
6. Письмо К.Э. Циолковскому от Корпорации по строительству воздушных кораблей (Детройт, США) от 5 апреля 1927 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.3, д.40.
7. К.Э. Циолковский. Космические ракетные поезда. Калуга, 1929.
8. Письма В.Лея К.Э. Циолковскому. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.355.
9. Письма Р.Ладемана К.Э. Циолковскому. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.340.
10. Письма А.Б. Шершевского К.Э. Циолковскому. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.698.
11. «Zeitschrift für Flugtechnik und Motorluftschiffahrt», 28.4.1927.
12. «Zeitschrift für Flugtechnik und Motorluftschiffahrt», 1926, №10.
13. Письмо К.Э. Циолковского в издательство Р. Ольденбург от 1 апреля 1927 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.2, д.46.
14. Письмо К.Э. Циолковского А.Б. Шершевскому от 4 декабря 1929 г. Архив АН СССР, ф.555,д.29.
15. Письма Г.Оберта К.Э. Циолковскому. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.457.
16. Из истории астронавтики и ракетной техники. М., 1970, стр.85-96.
17. Письма В. Брюгеля К.Э. Циолковскому. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.120.
18. W. Brügel. Männer der Rakete. Leipzig,1933.
19. Ф. Якобзен. Письмо К.Э. Циолковскому от 4 декабря 1926 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.725.
20. Архив АН СССР, индекс 646, ф.7-М.
21. Письмо К.Э. Циолковскому от Смитсонианского института от 15 марта 1934 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.3, д.200, л.9.
22. К.Э. Циолковский. Отклики литературные. Калуга, 1928.
23. Письмо Д. Бурлюка К.Э. Циолковскому от 30 мая 1930 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.125, л.4.
24. Письма А. Штернфельда к К.Э. Циолковскому. Архив АН СССР, ф.555, оп.4, д.708.
25. R. Esnault-Pelterie. L̕Astronautique, 1930.
26. L. Rolin. Peut on aller de la terre aux autres planets? «L. Humanite», 1930, №11575.
27. L. Rolin. Peut on aller de la terre aux autres planets? «L. Humanite», 1930, № 11585.
28. Константин Эдуардович Циолковский (1857 — 1932). Научно-юбилейный сборник. М. – Л., 1932.
29. Письмо К.Э. Циолковскому от Венской академии наук от 2 марта 1934 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.3, д.200, л.6.
30. Письмо К.Э. Циолковскому от Стокгольмской обсерватории от 6 марта 1934 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.3, д.200, л.8.
31. Открытка К.Э. Циолковскому от Прусской Академии наук от 8 февраля 1927 г. Архив АН СССР, ф.555, оп.3, д.200, л.1-1 об.
32. К.Э. Циолковский. Далече от Землято. София, 1959.
33. К.Э. Циолковский. Блянове за Замято и небето. София, 1962.
34. K.E. Giolkovski. Seta a holdon, Budapest, 1958.
35. K.E. Giolkovski. Put ka zvezdama. Belgrad, 1964.
36. K.E. Tsiolkovsky. Beyond the planet Earth. New-York-London, 1960.
37. Архив АН СССР, ф.555, оп.1, д.125-а, конв. №№1-9.
38. K.E. Tsiolkovski. Beyond the Atmosphere. «Spaceflight» 1967 №1 p.p. 9-11.
39. NASA Technical Translations (TT) F-236, 237, 238, 1965.
40. K.E. Tsiolkovski. Works on Rocket Technology. Washington, 1965.
41. K.E. Tsiolkovski. Selected works. Moscow, 1968.

Грани жизни и деятельности

Аптекарь, спонсор Циолковского

Богатство научно-технической мысли К.Э. Циолковского

Из истории научного наследия К.Э. Циолковского

История завещания Циолковского

К изучению темы «К.Э. Циолковский и книги»

К истории издания и распространения статьи К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903 г.)

К.Э. Циолковский глазами кинематографистов. Из истории создания художественных фильмов о К.Э. Циолковском

К. Э. Циолковский и калужане

К.Э. Циолковский и эпоха 1860-х – 1870-х годов

К.Э. Циолковский и Я.И. Перельман

Как работал К. Э. Циолковский над проблемой создания дирижабля

Научные контакты К.Э. Циолковского в последние годы его жизни

Научные связи К. Э. Циолковского в Петербурге (Ленинграде)

Научные связи К.Э. Циолковского с зарубежными учеными

О научных связях К.Э. Циолковского и В.В. Рюмина

О научных связях К. Э. Циолковского с общественными и государственными организациями

О признании научного приоритета К.Э. Циолковского

Собрание материалов по истории «Первой мировой выставки моделей межпланетных аппаратов и механизмов» в фондах Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского

Циолковский и Горький

«Я был страстным учителем»

«Я такой великий человек, которого еще не было, да и не будет…»

Семья, дом, быт
К.Э. Циолковский как мыслитель
К.Э. Циолковский и русский космизм