Н.И. Мизюлина

Доклад на XXX научных чтениях, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э, Циолковского (Калуга, 12-15 сентября 1995 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского».

Опубликован: Н.И. Мизюлина. Научные контакты К.Э. Циолковского в последние годы его жизни // Труды XXX Чтений, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э. Циолковского (Калуга, 12-15 сентября 1995 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э, Циолковского». – М.: ИИЕТ РАН, 1998. С.49-57.

Последние годы жизни ученого ознаменовались яркими вспышками творческой деятельности. Одному из своих корреспондентов К.Э. Циолковский писал, что сейчас для него важным остается «ракета, дирижабль, философия» (1).

В эти годы с большими трудностями, но начались работы по строительству моделей дирижабля ученого. Можно было уже говорить о первых успехах в области ракетной техники. И это не могло не воодушевлять Циолковского. Итогом такого необычного творческого подъема явился труд «Основы построения газовых машин, моторов и летательных приборов» (2).

Стремясь привлечь внимание к проблемам распространения знаний о космосе и формирования у людей космического мировоззрения, Циолковский взялся за распространение «Очерков о Вселенной», которые готовил в 1931 – 1935 гг.

В то же время состояние его здоровья ухудшалось. В письмах, в разговорах он постоянно жаловался на болезнь горла, желудка, ухудшение общего состояния. «Я стар, болен и убог», — писал ученый (4, л. 4). И, несмотря на занятость, на преклонный возраст, именно в последние годы жизни научные контакты Циолковского были наиболее обширны и разносторонни. Они осуществлялись по многим направлениям: через непосредственное общение, переписку, популярные статьи в газетах и журналах. Константин Эдуардович общался с видными учеными, обсуждая интересующие их общие проблемы. Оказывал влияние на умы молодого поколения, давал советы, рекомендации.

Имя Циолковского-ученого, его работы в то время были известны, о нем часто писали газеты, журналы, особенно в год 75-летия со дня его рождения. В Калугу приезжали к Циолковскому лично, приходили письма со всех концов нашей страны от Владивостока до Ленинграда, от Кронштадта до Черного моря. И не только из городов, но и деревень, поселков, небольших населенных пунктов. Циолковскому писали из Армении и Грузии, стран Прибалтики и республик Средней Азии, Германии и Америки.

После знакомства с работами Константина Эдуардовича чаще всего возникало желание познакомиться с удивительным человеком и ученым.

«Я только что начала читать Ваше сочинение. Оно меня чрезвычайно удивило («Ракета в космическое пространство» — Н.М.). Я ни разу не читала такого правдивого и прямого, ценного замечательного сочинения», — писала одна из многочисленных корреспонденток Циолковского (5).

В Архиве Российской академии наук сохранились письма более, чем 700 корреспондентов, из них более 450 переписывались с ним в последние пять лет (6).

Знакомство с перепиской Циолковского дает нам возможность судить о его общении с современниками. К ученому обращались люди разных профессий: ученые, профессора различных вузов, астрономы, писатели, преподаватели, инженеры и изобретатели, шахтеры и рабочие разных профессий.

Циолковский внимательно относился к письмам. На многих из них находим пометы: «отвечено», «посланы книги», «интересные вопросы» и т. д. В последние годы жизни продолжалась переписка со старыми друзьями, которые долгие годы поддерживали ученого, пропагандировали его труды, помогали в их издании: Н.А. Рыниным, В.В. Рюминым, Г.И. Солодковым, А.Л. Чижевским, Б.Б. Кажинским, Л.А. и А.В. Андренко и другими.

Получал Циолковский письма из-за рубежа от Д.Д, Бурлюка, Р. Ладемана, А.А. Штернфельда, А.Б. Шершевского (6).

В [19]30-е годы авторитет Циолковского как ученого был достаточно высок. Зав. кафедрой теоретической механики Сибирского института черных металлов П.И. Кохановский попросил прислать портрет для кабинета теоретической механики, который украшен «портретами гениев техники и науки». На конверте письма помета Циолковского: «Отвеч. посл. все» (7). Профессора Артемьева заинтересовал взгляд на электроны и он обратился через А.В. Ассонова с просьбой «дать …. Сочинение «Кинетическая теория света» (8, л. 8). Не могла не обрадовать Циолковского просьба заведующего Воздухоплавательным отделом Высшего Аэромеханического училища Ф.А. Ассберга, который решил ознакомить студентов с принципами цельнометаллического дирижабля Циолковского и обратился с просьбой прислать некоторые материалы (9, л. 1-1об.). Константин Эдуардович немедленно послал книги. На обратной стороне письма есть набросок ответа Циолковского: «Я ищу людей, интересующихся воздухоплаванием и когда нахожу их, очень радуюсь. Вас я ранее не знал. Вы мне сделаете большое одолжение, если будете брать у меня книги для Вас и библиотек во многих экземплярах» (9, л. 3).

Внимательно читал ученый письма изобретателей. Часто встречаются пометы: «Изобретатель, отвечено» (10, л. 3), «Инженер изобретатель. Разумно и даже сделан схематический чертеж» (11, п. 2). Инженер Л.К. Корнеев первое письмо написал К.Э, Циолковскому в 1931 г., когда был студентом последнего курса механического института. Затем стал изобретателем, работал в ГИРДе, три раза приезжал к ученому в Калугу, показывал проекты стратосферных ракет, просил совета (12).

Корреспондентом Циолковского был Р.В. Пятышев. Он окончил дирижаблестроительный факультет Московского авиационного института. Интерес к воздухоплаванию определил и его будущую проыессию. Он стал конструктором аэростатов и дирижаблей (13). Более 10 лет он был одним из руководителей секции «Авиация и воздухоплавание» Научных чтений памяти К.Э. Циолковского.

Личность Циолковского притягивала к себе творческую интеллигенцию. Им интересовался А.М. Горький, переписывались с ученым Л.А. Кассиль, Ю,В. Геко, Д.Д, Бурлюк. Много раз был у Циолковского К.Н. Алтайский. Писатель А.А. Богданов, делегат 1-го съезда писателей, после заседаний в Москве посетил Калугу и познакомился с ученым. В фондах музея есть фотография, запечатлевшая беседу Константина Эдуардовича с писателем А.А. Богдановым и журналистом А.К. Сургановым (14). Не один раз приезжал к Циолковскому писатель Ю.В. Геко, которого Константин Эдуардович считал другом и доверил ему распространение «Очерков о Вселенной». В одном из писем в Калугу Геко писал: «Я уверен теперь, что и впредь, в горькие минуты, мне достаточно будет перечесть Ваши книги, чтобы обрести необходимый для работы покой» (15, л.1).

Идеи Циолковского повлияли на творчество таких поэтов, как И.С. Поступальский и Н.А. Заболоцкий. Поэт П. Железнов вспоминал, что посетил Циолковского два раза. Первый раз в 1932 г. вместе с поэтом Б. Ковыневым, а второй раз – два года спустя – с автором романа «Крылья холопа» К. Шильдкретом и критиком В. Красильниковым. Циолковский подарил Железнову свою книгу «Космические ракетные поезда» с автографом «Многоуважаемому поэту Павлу Ильичу Железнову от автора 27 мая 1934 г. К. Циолковский» (16).

Сотрудник «Молодой гвардии» Е.К. Боронина обратилась к ученому с просьбой прислать некоторые его работы, которые помогут ей при написании книги. В письме от 18 июня 1930 г. с благодарностью за присланные книги она писала: «Я с удовлльствием воспользуюсь Вашими материалами для того, чтобы еще раз довести до сознания наших маленьких граждан о будущих возможностях завоевания мира» (17).

Особенно большое количество писем приходило к Циолковскому от молодежи. Это давало ему силы, веру в то, что труды его не пропадут даром, что найдутся последователи. К этой категории корреспондентов ученый относился особенно внимательно: посылал книги, помогал советами, старался выполнить их просьбы. Пометы на письмах корреспондентов свидетельствуют о том, что он обращался в РНИИ (18), к Н.А. Рынину (19, л. 18-20), к И.А. Меркулову (20) с просьбами помочь молодым людям в выборе жизненного пути. Активное участие принял он в судьбе Т.Б. Оденовой (Кожевниковой), когда она, слушательница подготовительных курсов изобретателей, приехала в 1933 г. из Грузии с проектом своей ракеты и просьбой помочь поступить в Военно-Воздушную инженерную академию им. Н.Е. Жуковского. Циолковский написал письмо К.Е. Ворошилову, и ее приняли, единственную тогда женщину в академии (21).

На многих конвертах короткие характеристики корреспондентов: «Разумно», «Не надрывайтесь. Берегите здоровье» (22, л. 1об.). Но были и такие: «Говорун, но годен ли для дела – не ручаюсь. Говоруны и ораторы иногда сомнительны, но не всегда» (23, л. 8).

Знакомство с жизнью Циолковского, его трудами, его научным подвигом помогало становлению личности молодого человека. «Вы учите познавать тайны природы. Вы учите жить. За это, мне кажется, Вам все благодарны», — читаем в письме молодой корреспондентки Т.Д. Аристовой (24, л. 2).

«Для чего я живу?», «Кому я нужен?», «Что такое я?», «Какова же цель жизни?». Ответы на эти вопросы ученику 10 класса В. Кравченко помогла получить книга «Монизм Вселенной» (22, л. 5-6). Но не во всем молодой человек был согласен с ученым и, несмотря на столь юный возраст, не побоялся вступить с ним в полемику. «Почему «слабых» надо убивать?» И приводит очень убедительные аргументы против такого насилия (22, л. 7).

Надо сказать, что «Монизм Вселенной» вызывал особый интерес у читателей. Многие просили прислать книгу. Одни встречали ее восторженно, другие не принимали некоторые положения работы, вступали в полемику с ученым.

Для Циолковского мнение читателей было важно. В.С. Зотов вспоминал: «…прочитав… «Монизм Вселенной», написал ему (Циолковскому – Н.М.) письмо со своими вопросами и возражениями… Дня через два получил от него очень короткий, написанный карандашом ответ: «Зайдите, побеседуем и книжки дам. От 3 до 5 всегда дома. Скорей лучше. Циолковский (25, с.87 -88).

Идеи Циолковского вдохновляли молодых людей. В письмах к ученому они выражали желание работать вместе с ним, быть помощниками, пропагандистами (20, 23). Циолковский обращался к молодежи через газеты, журналы, радио. «…Выбирайте специальность по своей подготовке, наклонности и условиям жизни. Берегите здоровье и силы, и у вас еще останется много средств для приобретения новых знаний, опыта и перемены своей деятельности на более желательную», — писал ученый в ТАСС (26, л. 2). И речь по радио 1 мая 1935 г. тоже обращена к молодежи с уверенностью, что «герои и смельчаки» осуществят его заветные мечты (27, с.12).

Родные и близкие Циолковского вспоминали, что распорядок дня у ученого был очень строгий. «Жизнь текла строго и размеренно» (28, с. 230). И все же Константин Эдуардович всегда находил время принять посетителей. «Много интересных людей побывало у отца: писатели, журналисты, инженеры, студенты», — вспоминала М.К. Циолковская-Костина (28, с. 235).

В последние годы жизни было много официальных встреч с представителями организаций, работающих в области ракетной техники, дирижаблестроения, с журналистами различных газет, которые хотели написать об ученом, с создателями фильма «Космический рейс». Обычно Циолковский определял день и час приезда. Но не отказывался принять, если приезд был неожиданным. «Со всеми, кто приходит ко мне по делу, я всегда с большим удовольствием беседую. Не люблю только тех, кто приходит ради праздного любопытства», — вспоминал о своем разговоре с Циолковским журналист калужской газеты «Коммуна» Б.А. Монастырев (29, с.120).

Многие посетители оставили воспоминания об этих встречах. Все они отмечали доброжелательность Циолковского, умение выслушать, расположить к себе собеседника, обаяние ученого. «Хотя мы приехали как представители научно-исследовательского института, встреча с Константином Эдуардовичем не носила официального характера. Разговор с ним и с членами его семьи был непринужденным… Мы увидели человека с бодрой душой, не только умного и талантливого, но и обаятельного», — вспоминал М.К. Тихонравов (30, с.50). «Константин Эдуардович встретил приветливо… Одетый по-домашнему запросто, неторопливый в движениях и словах, он чем-то напоминал мудреца античной древности», — вспоминал В.С. Зотов (25, с.88).

В архиве РАН хранятся девять записных книжек, в которых есть списки посетителей, составленные К.Э, Циолковским, часть записей сделана Л.К. Циолковской и самими посетителями (31).

«Не отказывался он и от выступлений, хотя при глухоте, бронхите ему это было трудно, особенно, если при этом нарушался порядок дня», — вспоминала Л.К. Циолковская (32, с.157). Даже в последние два года Константин Эдуардович выступал с лекциями и беседами в санатории в Калужском бору, в школах Калуги, Доме учителя, Доме обороны, в колхозах.

Встречался с бойцпми Калужского гарнизона, работниками Вортынского аэроучастка. Только за полгода в 1934 г. он выступил 6 раз, что подтверждено документально (33, с.197-200). Дважды ученый выступал по радио. 25 июля 1933 г. он выступил с лекцией «Дирижабль, стратоплан, ракета» (33, с.196).

И наконец, обратимся к записной книжке 1935 г. (34, л.4-20). В ней Л.К. Циолковской составлен список из 135 лиц в алфавитном порядке. Сведения о лицах в этом списке даны самые разные: только фамилии, у других известны имена, отчества или инициалы, а о некоторых сообщается место работы, город. Безусловно, он составлялся для Константина Эдуардовича. В этом списке фамилии друзей, которые знали Циолковского многие годы; руководителей различных организаций: завода «Электросталь», Управления военно-воздушных сил, Всесоюзного совета по аэродинамике; редакторов газет «Вечерняя Москва», «На страже», «За коллективизацию», журналов «Огонек», «Вестник инженеров и техников». Вероятно, не случайно в этом списке В.П. Глушко, переписка с которым относится к 1923 – 1930 гг., Н.С. Ветчинкин, инженер, доцент Ленинградского лесного института (сохранилось лишь одно его письмо ученоиу от 30 октября 1927 г.) (35). Вероятно, контакты с ним продолжались и в последние годы жизни ученого. Можно перечислять достаточно много фамилий людей, о которых у нас нет никаких сведений (А.И. Викторов, Л.Г. Дейч, И.Ф. Ерхов и другие), но которые знали Циолковского и каким-то образом общались с ним. Против фамилии А.Е. Быстрицкого помета ученого – «Помер» (34, л.5).

Вышеизложенный материал позволяет сделать выводы, что в последние годы своей жизни Циолковский не только вел обширную переписку, но и находил возможность принимать посетителей, давать консультации. Он выступал с лекциями и беседами в различных аудиториях, публиковал популярные статьи в печати, пропагандируя свои идеи, достижения науки и техники. Особенно внимательно Константин Эдуардович относился к молодежи: отвечал на письма, посылал книги, беседовал дома, выступал в молодежных аудиториях. Это давало ему надежду на будущее осуществление его трудов.

Источники и литература

1. Циолковский К.э. Набросок ответа Г. Крейну на его письмо от 7 сентября 1930 г. // Архив РАН. Ф. 555. Оп. 4. Д. 323. Л.3.
2. Циолковский К.Э, Основы построения газовых моторов и летательных приборов // Архив РАН. Ф.555. Оп.1. Д.103-117.
3. Циолковский К.Э, Очерки о Вселенной. М., 1992. С. 167-255.
4. Циолковский К.Э. Набросок ответа Е.П. Абазолупо а его письмо от 9 января 1934 г. // Архив РАН. Ф.555. Оп.4. Д.35. Л.1-4.
5. Аристова Т.Д. Письмо К.Э. Циолковскому от 11 апреля 1932 г. // Там же. Д. 56. Л.1.
6. Архив РАН. Ф 555. Оп. 4. Д. 35-743.
7. Кохановский П.И. Письмо К.Э, Циолковскому от 6 сентября 1934 г. // Архив РАН. Ф.555. Оп.4. Д. 315. Л.1.
8. Ассонов А.В. Письмо К.Э. Циолковскому от 3 декабря 1930 г. //Там же. Д.64. Л.8.
9. Ассберг Ф.А. Письма К.Э. Циолковскому от 4 сентября и 12 октября 1930 г. // Там же. Д.63. Л.1-4.
10. Былинский Ю. Письмо К.Э. Циолковскому от 9 декабря 1933 г. //Там же. Д. 130. Л. 1-4.
11. Хайкин М.М. Письмо К.Э, Циолковскому от 12 августа 1931 г. // Там же. Д.657. Л.1,2.
12. Орнеев Л.К. Памятные встречи // Правда, 1965. 17, 18 января.
13. Пятышев Р.В. // Энциклопедия. Авиация. М., 1994. С.463.
14. Фонды ГМИК. НВФН-8673.
15. Геко Ю.В. Письмо К.Э, Циолковскому от 29 июля 1930.// Архив РАН. Ф.555. Оп.4. Д.169. Л.1-2 об.
16. Железнов П.. Человек, смотревший вперед // Техника – молодежи. 1960. №3. С.7.
17. Боронина Е.К. Письмо К.Э. Циолковскому от 18 июня 1930 г. // Архив РАН. Ф 555. Оп.4. Д.141. Л.1.
18. Борщ В.П. Письмо К.Э. Циолковскому от 20 января 1935 г. // Там же. Д.115. Л.7.
19. Малков М.С. Письмо К.Э, Циолковскому от 31 августа 1934 г. //Там же. Д.386. Л.18-20.
20. Войда А.Н. Письмо К.Э, Циолковскому от 6 февраля 1935 г. // Там же. Д.152. Л.1-3.
21. Кожевникова Т.Б. Путевка в Академию / К.Э, Циолковский в воспоминаниях современников. Тула, 1983. С.111-113.
22. Кравченко В. Письма К.Э. Циолковскому от 7 и 16 сентября 1934 г. //Архив РАН. Ф.555. Оп.4. Д.35. Л.1-8.
23. Абазопуло Е.П. Письмо К.Э, Циолковскому от 18 февраля 1934 г. // Там же. Д.35. Л.5-7.
24. Аристова Т.Д. Письмо К.Э. Циолковскому от 27 мая 1932 г. // Там же. Д.56. Л.2.
25. Зотов В.С. Откровенный разговор // К.Э, Циолковский в воспоминаниях современников. Тула. 1971. С.87-90.
26. Циолковский К.Э. В телеграфное агентство Советского союза (ТАСС). 20 июня 1935 г. // Архив РАН. Ф.555. Оп.2. Д56. Л.1-2.
27. Циолковский К.Э. Осуществляется древнейшая мечта человечества. Речь по радио 1 мая 1935 г. //К.Э. Циолковский. М., 1939. С.11-12.
28. Циолковская-Костина М.К. Мои родители // К.Э. Циолковский в воспоминаниях современников. Тула, 1971. С.227-236.
29. Монастырев Б.А. Дружба с журналистами // Там же. С.117-123.
30. Тихонравов М.К. Такое не забывается // К.Э. Циолковский в воспоминаниzх современников. Тула. 1983. С.48-50.
31. Записные книжки К.Э. Циолковского // Архив РАН. Ф.555. Оп.2.Д.43-54.
32. Циолковская Л.К. Наша жизнь // К.Э, Циолковский в воспоминаниях современников. Тула. 1983. С.137-162.
33. Желнина Т.Н. Материалы к биографии // К.Э, Циолковский: Исследование научного наследия и материалы к биографии. М., 1989. С.116-202.
34. Записная книжка К.Э, Циолковского, 1935 г. // Фонды ГМИК. Ф.1. Оп. 3. Д.25.
35. Ветчинкин Н.С. Письмо Циолковскому от 30 сентября 1927 г. // Архив РАН. Ф.555. Оп.4. Д.143. Л.1.

Грани жизни и деятельности

Аптекарь, спонсор Циолковского

Богатство научно-технической мысли К.Э. Циолковского

Из истории научного наследия К.Э. Циолковского

История завещания Циолковского

К изучению темы «К.Э. Циолковский и книги»

К истории издания и распространения статьи К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903 г.)

К.Э. Циолковский глазами кинематографистов. Из истории создания художественных фильмов о К.Э. Циолковском

К. Э. Циолковский и калужане

К.Э. Циолковский и эпоха 1860-х – 1870-х годов

К.Э. Циолковский и Я.И. Перельман

Как работал К. Э. Циолковский над проблемой создания дирижабля

Научные контакты К.Э. Циолковского в последние годы его жизни

Научные связи К. Э. Циолковского в Петербурге (Ленинграде)

Научные связи К.Э. Циолковского с зарубежными учеными

О научных связях К.Э. Циолковского и В.В. Рюмина

О научных связях К. Э. Циолковского с общественными и государственными организациями

О признании научного приоритета К.Э. Циолковского

Собрание материалов по истории «Первой мировой выставки моделей межпланетных аппаратов и механизмов» в фондах Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского

Циолковский и Горький

«Я был страстным учителем»

«Я такой великий человек, которого еще не было, да и не будет…»

Семья, дом, быт
К.Э. Циолковский как мыслитель
К.Э. Циолковский и русский космизм