В. Зотов

Фрагмент (с сокращениями) книги В. Зотова «У истока космической эры. В Доме-музее К.Э. Циолковского». – Калужское книжное издательство, 1962. – С. 16 – 35.

В книге речь идет о Мемориальном доме-музее К.Э. Циолковского, расположенном по адресу: г. Калуга, ул. Циолковского, 69.

Рабочая комната Циолковского необычайно проста, и слово «кабинет» как-то не подходит для этого очень скромно обставленного помещения. Выбеленные мелом стены пусты. Циолковский говорил: «Лишние вещи отвлекают внимание, мешают работе». Зато в солнечные дни здесь всегда много света – белые стены усиливают освещенность. Недаром эту небольшую комнату в семье Циолковских называли «светелкой».

Два окна обращены на юго-запад, к реке Оке. В простенке между окнами стоит старый письменный стол. Около него два мягких кресла. В левом углу комнаты – деревянная кровать, в правом – небольшой стол с физическими приборами. Рядом с ним самодельная электрофорная машина и книжный шкаф. В комнате постелена узкая дорожка полосатого домотканого половичка.

У расположенной против окна стены-перегородки находится побеленная мелом квадратная колонка трубы от голландской печи в первом этаже. Труба проходит в чердачное помещение. По правую сторону трубы на стене укреплены книжные полки с книгами личной библиотеки Циолковского. По левую находятся полки со столярными и слесарными инструментами: рубанками, долотами, дрелями, ручной пилой, рейсмусом, паяльником, метчиками. Некоторые из этих инструментов имеют весьма характерные особенности. Например, один из рубанков имеет своеобразное приспособление, при помощи которого можно выстругивать планки требуемой толщины без разметки.

Все предметы, находящиеся в комнате, подлинные, кроме половичка, кровати и постеленного на нем одеяла, двух занавесок на окнах и двух дисков на электрофорной машине. Подлинные диски были разбиты фашистскими варварами в 1941 году в период кратковременной оккупации Калуги, а кровать была сожжена гитлеровцами так же, как и многие другие деревянные предметы.

При организации музея были споры о том, как следует разместить обстановку в комнате. Калужские старожилы, бывавшие у Циолковского, давали противоречивые указания. В разное время обстановка в комнате размещалась по-разному. Но какому указанию отдать предпочтение? Поступили так: обстановку разместили по указаниям Варвары Евграфовны, жены Константина Эдуардовича.

Над письменным столом подвешена электрическая лампочка. Электрическое освещение в этом районе города появилось только в 30-х годах. Большую часть своей жизни Циолковский работал при керосиновых лампах. На письменном столе, рядом с небольшой керосиновой лампой, стоит зеркало. Оно находится здесь не случайно. Циолковский использовал его как рефлектор для усиления освещения. Прежде вдоль комнаты о одной стены до другой была протянута толстая проволока, и на ней подвешены две большие керосиновые лампы «молнии». Их можно было передвигать по проволоке в зависимости от того, где надо сосредоточить освещение.

На письменном столе нет чернильного прибора. Консатнтин Эдуардович говорил:

— Слишком торжественно! Это лишнее. Чернильный пузырек удобнее – меньше занимает места. Заткнул пробкой – чернила не высыхают и не пылятся.

Перед столом стоит мягкое уютное кресло. Но в таком низком кресле работать за столом неудобно. Константин Эдуардович обычно писал так: садился в кресло, клал себе на колени небольшую фанерную дощечку, на нее бумагу и писал карандашом. (Привычка писать карандашом появилась у него, вероятно, потому, что одно время он много писал под копирку.) Он считал – так писать легче. Экономятся силы – значит, можно больше сделать. На углу письменного стола лежит фанерная дощечка для письма. С двух сторон ее заботливо сделана металлическая обкладка, чтобы края дощечки не расщеплялись. Эта дощечка служила Циолковскому много лет.

В левом углу стола находится небольшая воронка-«слухач» и несколько фотографий, ближе – стопка научно-технических журналов, уровень, линейка, папка с бумагой. Справа от зеркала стоят фотоаппарат и маленький глобус с компасом, укрепленным на подставке. Этот глобус Константин Эдуардович купил для своих внучат. Перед глобусом небольшая подставка для карандашей и ручек, рядом – стереоскоп и коробка для фотографий к стереоскопу. Несколько дальше – фарфоровые ванночки. Справа, у самого края стола, лежат папки с поздравительными адресами Константину Эдуардовичу по случаю его 75-летия. С правой стороны, над столом, у окна висит в резной деревянной рамке барометр-анероид.

Стол с физическими приборами накрыт старой клеенкой. В самом углу стола находится скульптура-бюст К.Э. Циолковского. С этой скульптурой связана история, о которой стоит подробно рассказать.
В 1927 году в Москве, на Тверской (теперь улица Горького) была открыта «Первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов», организованная Ассоциацией изобретателей-инвентистов (от латинсокго invention – изобретение). Главное место на выставке было отведено работам К.Э. Циолковского, и центром этой экспозиции была скульптура, находящаяся теперь в музее. По окончании выставки изобретатели подарили Константину Эдуардовичу скульптуру и альбом с фотографиями выставки.

Циолковский шутливо называл скульптуру «идолом», но был искренне признателен «инвентистам» за большую работу по популяризации его идей. Члены Ассоциации, горячими сторонники научно-технических идей Циолковского, называли себя «ракетомобилистами» и мечтали о полете в космическое пространство. <…>

Но возвратимся к описанию предметов на столе в углу «светелки». Они весьма выразительно характеризуют жизнь и деятельность Циолковского. Здесь физические приборы для школьных опытов: электрофорная машина, лейденская банка, гироскоп, прибор для определения давления жидкости, газометр. <…>

Привлекает внимание самодельный судок. В первые годы революции в стране было тяжелое продовольственное положение. В школах выдавали горячую пищу, и Константин Эдуардович сделал себе этот котелок с крышкой и очень длинной ручкой.
Рядом с котелком – эмалированные кружка и кувшинчик.
Электрических машин две. Одну из них Циолковский купил, другую сделал сам. Самодельная машина работала отлично, хотя ее «лейденские банки» были сделаны из самых обыкновенных бутылок.
У окна стоит высокий треножный штатив с подзорной трубкой. Трубка маленькая, плохонькая, — дорогую Циолковский не мог купить. Тренога самодельная, трубкой можно было пользоваться как телескопом.

<…>

Веранда-мастерская Циолковского

Из рабочего кабинета К.Э. Циолковского мы выходим на просторную и светлую веранду. Окна во всю стену открывают широкий вид на юго-западную окраину города и окрестности. Отсюда мы видим ряд маленьких домиков по Совхозной улице, прежде именовавшейся Черновским переулком. За домиками – огороды, за ними – шоссейная дорога, еще дальше – река Ока и заречные холмы, пересеченные большим оврагом и обильно поросшие кустарником. С левого края открывающейся панорамы, за рекою на холмах, видны домики села Ромоданова.

Переведем взор направо, и перед нами откроются еще более широкие просторы. Чуть видно в заречной дали село Квань. В голубой дали на западе скрывается Ока. Правее – темная щетина старого соснового бора. Ближе – впадающая в Оку речонка Яченка, окраинные домики и, наконец, небольшой сад при Доме-музее.

Циолковскому не раз говорили:

— Константин Эдуардович, неудобно живете! Далеко ходить до школы! – и предлагали переселиться поближе к центру города.

А он отвечал:

— Нет, живу хорошо. На окраине города могу любоваться природой. При этом я отдыхаю, а это помогает лучше работать.

В теплое время года Циолковский использовал веранду как мастерскую. К сожалению, в настоящее время здесь сохранилась только часть оборудования, поэтому мастерская оставляет впечатление некоторой пустоты. Под крышей веранды подвешена модель дирижабля из гофрированной жести – модель сделана руками Циолковского. Рядом стоят старый токарный станок с ножным приводом и старый столярный верстак. Этот верстак Константин Эдуардович привез в Калугу зимой на лошадях из Боровска, проделав стокилометровый путь. На этом верстаке К.Э. Циолковский одно время спал (это было в Калуге в доме на Георгиевской улице, теперь дом № 58 по улице 1905 года). Циолковский поставил у себя в комнате аэродинамическую трубу, и стало очень тесно. Тогда Константин Эдуардович убрал кровать и спал на верстаке.

У этого верстака есть одна особенность – на приставной ножке укреплены тиски для слесарных работ.

На верстаке стоит небольшой гофрировальный станок. Прежде здесь были большие гофрировальные станки с деревянными валами работы Константина Эдуардовича. Валы были сделаны очень аккуратно и точно пригнаны друг к другу. Калужанин И.К. Безрук так рассказал об изготовлении гофрировальных валов:

«В 1919 – 1920 годах я учился на первом курсе Калужского железнодорожного техникума. Однажды в столярную мастерскую техникума вместе с начальником мастерской В.Е. Родионовым пришел Константин Эдуардович. Родионов собрал учащихся и сказал, что надо помочь изобретателю Циолковскому в его работе по созданию металлического дирижабля, выполнить на токарном станке деревянные валики для гофрирования металлических листов.

Я в этой работе не участвовал, но помню, что материалом служили березовые чураки, а валики, которые из них вытачивались, имели поперечные ребра. Циолковский приходил в мастерскую и иногда сам работал на токарном станке с электрическим мотором. Когда подача электроэнергии прекращалась, что в те годы случалось нередко, ребята приводили станок в действие ручным приводом.

Циолковский беседовал с молодежью о воздухоплавании, о металлическом дирижабле, о полете на ракете в межпланетном пространстве. Ребята слушали Циолковского с большим интересом».
На полках бревенчатой стены, смежной со «светелкой», лежат инструменты, с которыми работал Циолковский. У них много характерных особенностей.

Однажды посетивший музей старик столяр обратил внимание на устройство ручной пилы К.Э, Циолковского. Вместо обычной веревочной закрутки, натягивающей раму пилы, пропущен металлический прут, на конец которого навинчена гайка. Пила произвела на столяра большое впечатление.

— Сколько лет работал модельщиком, а вот только сейчас, на старости лет, узнал, как проще и лучше регулировать натяжение рамы пилы. Циолковский научил!

Другой посетитель обратил внимание на маленькую особенность ручной дрели. На стержне дрели со спиральной нарезкой у рукоятки накручено несколько витков проволоки. Для чего? Посетитель пояснил:

— У меня была такая дрель, и как-то, работая с нею, я ушиб палец, зажав его между рукояткой и движком-катушкой. Здесь же проволока навернута для того, чтобы движок не мог подойти к самой рукоятке. Я так думаю, что Константин Эдуардович применил здесь «правила техники безопасности».

— Очень просто и остроумно сделал Циолковский приспособление к рубанку, позволяющее выстругивать планки нужной толщины без применения рейсмуса, — на эту особенность рубанка обратил внимание посетитель Дома-музея М.В. Бердовский. По бокам колодки рубанка, во всю их длину, укреплены на винтах две металлические пластины. Регулировкой винтов они могут подниматься или опускаться на необходимую высоту. При работе рубанок скользит по планке сначала свободно, а затем как бы на полозьях, обеспечивающих состругивание только до заданной толщины.

На веранде устроена лестница, ведущая вверх к люку, через который можно вылезать на крышу. Крыша не очень крутая, и ею Циолковский пользовался как опытной площадкой. Соседи часто видели, как глухой учитель делает на крыше какие-то опыты. Константина Эдуардовича видели на крыше с подзорной трубой, наблюдающим за полетом птиц (его интересовали аэродинамические особенности полета птиц). Посмеивались: «Галок и ворон считает!»

К веранде пристроен сарай. Верхний край пологого ската крыши расположен на уровне пола веранды. Эта крыша также использовалась Циолковским как опытная площадка. В углу веранды устроена дверь – выход на крышу (Циолковский в шутку называл ее «дверью в космическое пространство»), внизу под верандой находится комната. Раньше там была кладовая, а сейчас в ней расположена экспозиция музея – модели дирижаблей, аэропланов, аэродинамическая труба.

Грани жизни и деятельности

Аптекарь, спонсор Циолковского

Богатство научно-технической мысли К.Э. Циолковского

Из истории научного наследия К.Э. Циолковского

История завещания Циолковского

К изучению темы «К.Э. Циолковский и книги»

К истории издания и распространения статьи К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903 г.)

К.Э. Циолковский глазами кинематографистов. Из истории создания художественных фильмов о К.Э. Циолковском

К. Э. Циолковский и калужане

К.Э. Циолковский и эпоха 1860-х – 1870-х годов

К.Э. Циолковский и Я.И. Перельман

Как работал К. Э. Циолковский над проблемой создания дирижабля

Научные контакты К.Э. Циолковского в последние годы его жизни

Научные связи К. Э. Циолковского в Петербурге (Ленинграде)

Научные связи К.Э. Циолковского с зарубежными учеными

О научных связях К.Э. Циолковского и В.В. Рюмина

О научных связях К. Э. Циолковского с общественными и государственными организациями

О признании научного приоритета К.Э. Циолковского

Собрание материалов по истории «Первой мировой выставки моделей межпланетных аппаратов и механизмов» в фондах Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского

Циолковский и Горький

«Я был страстным учителем»

«Я такой великий человек, которого еще не было, да и не будет…»

Семья, дом, быт
К.Э. Циолковский как мыслитель
К.Э. Циолковский и русский космизм