А.В. Костин

Доклад на Седьмых научных Чтениях, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э, Циолковского (Калуга, 14 – 18 сентября 1972 г.).

Публикация: А.В. Костин. Новое о семье К.Э. Циолковского // Труды Седьмых Чтений, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э, Циолковского (Калуга, 14 – 18 сентября 1972 г.). Секция «Исследование научного творчества К.Э. Циолковского. – М.: ИИЕТ, 1973. – С. 59 – 68.

Взаимоотношения К. Э. Циолковского с семьей имели определенное значение в жизни и творческом процессе ученого, и этим отношениям он придавал большое значение.

Автор данной статьи в последние годы много внимания уделял изучению материалов о жизни двух дочерей К. Э. Циолковского: Марии Константиновны Циолковской-Костиной и Анны Константиновны Циолковской-Киселевой. Исследовался жизненный путь трех сыновей ученого: Игнатия Константиновича, Александра Константиновича и Ивана Константиновича. Кроме того, автор интересовался жизнью и деятельностью зятя ученого – Ефима Александровича Киселева, одного из старейших членов Коммунистической партии Советского Союза.

Вполне естественно, что роль перечисленных выше родных К. Э. Циолковского трудно даже сравнивать со значением в его жизни и работе жены Варвары Евграфовны и дочери Любови Константиновны. Они были его первые и верные помощники. Не случайно старшей дочери ученого был посвящен специальный доклад на Четверных Чтениях, посвященных разработке научного наследия К. Э. Циолковского (1).

Однако ряд новых документов, воспоминаний и эпистолярных материалов, изученных автором, дает право говорить об этих членах семьи с заслуженным уважением, т. к. они сыграли определенную роль в жизни ученого, оказывали ему поддержку и помощь.

Старшая дочь ученого, Л. К. Циолковская, писала: «критика отцом всего окружающего толкала и нашу мысль; особенно нас занимали «проклятые вопросы» — о начале и причине всего, о цели жизни человечества и человека и т. п.» (2, с. 181).

В своих воспоминаниях Любовь Константиновна продолжает мысль: «Подрастали и начали рассуждать и мои братья; особенно непримирим был ко всему окружающему брат Игнатий. Он без конца высмеивал и порядки, и носителей этих порядков» (3, с. 50).

Многих интересует судьба Игнатия Константиновича Циолковского, т. к. часто в литературно-биографических работах он, в связи с ранней гибелью, окружается завесой таинственности.

Игнатий родился 2 августа 1883 г. в г. Боровске. Он был вторым ребенком у Циолковских. Исключительно умный и способный мальчик отлично учился в Боровском уездном училище и в Калужской гимназии, за что товарищи по школе прозвали его Архимедом. Константин Эдуардович, по словам его старшей дочери, предполагал, что по окончании университета сын будет глубоко заниматься проблемами физики и математики.

В черновых набросках своих воспоминаний Л. К. Циолковская трогательно рассказывает об этом незаурядном человеке, о том, как он еще гимназистом старался облегчить тяжелое материальное положение семьи. «Игнатий начал зарабатывать с 16 лет, -читаем в воспоминаниях его старшей сестры, — и познал всю горечь наемника… Так одна из военных дам хотела его превратить чуть не в лакея для своего великовозрастного сынка. Игнатий, обычно сдержанный, придя домой разрыдался. Чтобы облегчить жизнь отца, он поступил в пансионат на казенное содержание. Но муштра там, жизнь по звонку среди чуждых детей богатых родителей прибавила душевных тягот» (3, с. 80-81).

Работая почти каждое лето репетитором, Игнатий копил деньги на учебу в высшем учебном заведении. С отличием окончив Калужскую мужскую гимназию, летом 1902 г. 19-летний юноша уехал в Москву, чтобы поступить в университет. Сначала студенческая жизнь ему нравилась. Сестре Любови, работавшей в то время сельской учительницей, он писал, что ходит в театры, с восторгом слушал Шаляпина. Потом сообщал, что собирается перевестись с физико-математического факультета на медицинский.

3 декабря 1902 г. Циолковским пришла телеграмма о трагической гибели Игнатия. Выехавший на похороны в Москву Константин Эдуардович узнал от товарищей сына, что последние дни Игнатий не посещал университет, был грустным и задумчивым. К. Э. Циолковскому была передана записка сына и почти вся сумма денег, привезенная из Калуги. Деньги эти Константин Эдуардович передал дочери Любови, чтобы она продолжила учебу на высших женских курсах.

Несколько лет назад ленинградским исследователем жизни и творчества К. Э. Циолковского Г. Т. Черненко были обнаружены интересные документы о последнем периоде жизни И. К. Циолковского, в их числе донесение полицейского чиновника о гибели студента, его фотография с автографом и заявление о приеме в университет, датированное 2 июля 1902 г. (4). Отравился Игнатий Константинович цианистым калием. Смерть наступила мгновенно.

Велико было горе К. Э. Циолковского, потерявшего своего сына. Со свойственной ему самокритичностью он обвинял себя в том, что не уберег сына, из-за занятости научной и педагогической работой не придал достаточного значения увлечению сына упаднической философией, не направил его на увлечение наукой на благо человечества.

Может быть, Циолковский был и прав, обвиняя себя, но не придал он значения другому факту. В то время, в связи с революционными брожениями студентов, на них обрушилась жестокая кара царского насилия и произвола, что можно считать одной из причин ухода из жизни старшего сына Циолковского Игнатия.

Второй сын ученого – Александр Константинович Циолковский был на два года моложе Игнатия. Биографические данные о нем еще более скупы. Родился он в г. Боровске 21 ноября 1885 г. Л. К. Циолковская дает ему такую характеристику: «Брат Саша был очень нервный, все страдания людей он сильно переживал» (3, с. 82). По ее словам, окончив гимназию, ту же, что и брат, «…Саша тоже пробовал поступить в университет на юридический факультет, но за отсутствием средств… ушел в учителя» (3, с. 48).

Из письма К. Э. Циолковского к дочери Марии узнаем, что в 1910 — 14 гг. Александр работал учителем в селе Климов Завод Юхновского уезда Калужской губернии: «Непременно напиши Саше, объясни, почему не смогла приехать раньше в Климов…» (5, оф. 314).

В 1913 г., уже работая сельским учителем, Александр Константинович женился на калужской учительнице Юлии Андреевне Жабиной. Вместе они работали в Юхновском уезде, а потом перебрались в с. Смелое Ромненского уезда Полтавской губернии.

Воспоминания сестры жены А. К. Циолковского Анны Андреевны Соловьевой, несколько почтовых открыток, переданных в Государственный музей истории космонавтики, дают нам возможность установить, в какие годы и где работал учителем средний сын Константина Эдуардовича. По воспоминаниям А. А. Соловьевой, Александр Константинович перебрался на Украину в 1918 г., а осенью 1923 г. он покончил жизнь самоубийством (5, 6).

Иван Константинович Циолковский также родился в г. Боровске 1 августа 1888 г. Он с детства был болезненным ребенком. В черновых набросках своих воспоминаний Л. К. Циолковская пишет: «У третьего брата Вани были способности к изобретательству, но они были заглушены отсутствием возможности работать при тесном помещении, при нервозном состоянии отца» (3, с. 11).

Из-за слабого здоровья Иван Константинович смог окончить только городское училище и позже курсы бухгалтеров. Но работать на счетной работе не мог: был невнимательным, путал цифры. Зато он много помогал Варваре Евграфовне в домашних делах, проявляя при случае рационализаторскую жилку. Так, он механизировал доставку воды, использовав отцовский велосипед. Охотно и добросовестно выполнял разовые поручения отца: набело переписывал его рукописи, ходил на почту и в типографию, вместе с Константином Эдуардовичем выправлял корректуру, помогал ученому проводить опыты по аэродинамике и испытывать модели дирижаблей.

В тяжелом и голодном 1919 году И. К. Циолковский умер от заворота кишок, отравившись испорченной квашеной капустой. Константин Эдуардович долго переживал трагическую смерть сына. Он поставил фотографию Ивана на свой письменный стол. Перед глазами ученого она простояла до самой его смерти.

Через год после смерти Ивана в 1920 г. заботами кооператива учащихся г. Калуги вышла брошюра К. Э. Циолковского «Богатство Вселенной» (Глава из сочинения: «Мысли о лучшем общественном устройстве») (7). Основному тексту предшествовал эпиграф Константина Эдуардовича: «Выпуская в свет эту статью, считаю долгом вспомнить моего сына Ивана, сознательного и дорогого моего помощника, который переписывал все мои работы с 1918 года и вообще всю короткую жизнь свою был деятельным и кротким сотрудником моей семьи. Умер 5 октября 1919 года, в тяжких мучениях, в связи с недоеданием и усиленным трудом, — 32 лет отроду» (7, с. 4).

Мария Константиновна Циолковская-Костина. В газете «Правда» 17 декабря 1964 г. было опубликовано следующее сообщение: «Калуга, 16. (По телефону). Здесь после продолжительной тяжелой болезни скончалась дочь и верная помощница великого русского ученого К. Э. Циолковского – Мария Константиновна Циолковская-Костина.

Два месяца назад общественность с большой теплотой и сердечностью отметила 70-летие со дня ее рождения. Десятки поздравлений доставили тогда Марии Константиновне почта и телеграф.

Мария Константиновна много способствовала пропаганде трудов своего отца. Как член ученого совета Дома-музея К. Э. Циолковского она помогла воссоздавать в музее мемориальную комнату-кабинет ученого» (8).

Эти теплые слова на страницах центрального печатного органа нашей партии относятся к последним годам жизни М. К. Циолковской-Костиной, средней дочери ученого. Она же была незаметным, но скромным помощником отца в течение многих лет.

Родилась Мария Константиновна в октябре 1894 г. в Калуге в доме на улице Георгиевской. В этом доме Циолковский жил около десяти лет и написал многие свои основополагающие работы по космонавтике и ракетодинамике, авиации и воздухоплаванию; рассчитал и построил аэродинамическую трубу для исследований в искусственном воздушном потоке моделей летательных аппаратов и геометрических тел различной конфигурации.

Мария Константиновна, как и ее старшая сестра, училась в казенной женской гимназии. О первых ее детских годах мы узнаем из ее воспоминаний об отце, опубликованных в газете «Коммуна» в первую годовщину со дня смерти К. Э. Циолковского (10) и в сборнике «Циолковский в воспоминаниях современников» (9, с. 227-235).

Осенью 1913 г., окончив 8-й учительский класс гимназии, Мария Константиновна уехала в глухую смоленскую деревню учить ребят грамоте.

Очень характерно, что Циолковский, являясь прекрасным преподавателем, поощрял в своих детях желание нести просвещение в народные массы. Любовь, Александр и Мария свою трудовую деятельность начали сельскими учителями. Отец нередко давал им дельные советы, опираясь на свой богатый педагогический опыт. В свою очередь он очень интересовался условиями работы учителей в деревне, экономикой и бытом крестьянских хозяйств.

Между Марией Константиновной и ее родными регулярно велась переписка. Сохранилось несколько писем Константина Эдуардовича, Варвары Евграфовны и Анны Константиновны к молодой сельской учительнице (5, 11).

Письма младшей сестры Анны к Марии Константиновне по содержанию то веселые, то грустные, но все остроумные и нежные. В этих письмах проскальзывают новые факты об отце, об укладе жизни семьи.

В 1915 г. Мария Константиновна выходит замуж за студента Московского университета Вениамина Яковлевича Костина. Между тестем и зятем сразу устанавливаются хорошие отношения, построенные на взаимном доверии и уважении. Сохранившееся письмо Константина Эдуардовича к В. Я. Костину проникнуто любовью. Циолковский доверительно пишет зятю о своих научных делах, о жизни семьи (5, оф. 315). В воспоминаниях М. В. Самбуровой (16) и др., хранящихся в фондах Государственного музея истории космонавтики, этой дружбе уделено определенное внимание.

Ряд материалов, обнаруженных в последнее время, говорит том, что и в тяжелые годы гражданской войны, во время которой Мария Константиновна жила в деревне, она старалась поддержать продуктами живших в Калуге отца, мать и сестру. Не раз приглашала Константина Эдуардовича «подкормиться» в деревню, на что он отвечал, что не может оставить научной работы. В переписке родителей с дочерью Марией, в письмах Анны Циолковской к сестре очень ярко прослеживается эта незаметная, но очень нужная в то время материальная помощь ученому со стороны дочери и зятя (5, 11).

В 1929 г. семья Марии Константиновны переезжает из деревни в Калугу в дом отца. Незаметно, тактично, не обижая мать, М. К. Циолковская-Костина берется за хозяйственные дела. Ходит за пайками для отца, на рынок, стирает, убирает, воспитывает шестерых детей. В 1932 г., в дни 75-летнего юбилея ученого, помогает ему в приеме многочисленных посетителей.

В 1933 г. Константин Эдуардович перебирается с семьей в новый дом, подаренный ему калужским горсоветом. Мария Константиновна занимается многочисленными хозяйственными делами, заботится о содержании дома в образцовом порядке, создает отцу наиболее благоприятные условия для работы и отдыха.

Отзывчивая и добрая по натуре, М. К. Циолковская-Костина принимает посетителей отца: ракетчиков, дирижаблистов, писателей, работников печати и кино, представителей местных партийных и советских организаций. Тепло отзывались о Марии Константиновне секретарь Калужского райкома партии Б. Е. Трейвас, инженеры Л. К. Корнеев и Я. А. Рапопорт. Она была знакома с И. Т. Клейменовым, М. К. Тихонравовым, А. Е. Ферсманом, В. М. Молоковым, писателями Л. Кассилем и Н. Бобровым.

18 сентября 1936 г., выступая в городском театре на траурном заседании, посвященном первой годовщине со дня кончины К. Э. Циолковского, Мария Константиновна говорила:

«Наша семья приносит глубокую благодарность партии большевиков… за то, что она, и только она, оценила мечты и труды нашего отца, мужа и деда. Он умер с твердой уверенностью, что его дело находится в крепких руках Советской власти и коммунистической партии… Нас особенно трогает, что партия и правительство не забывают его семью» (15).

После окончания Великой Отечественной войны с ростом интереса трудящихся к работам К. Э. Циолковского, к его жизни и деятельности возрос поток писем в Калугу, и Мария Константиновна вместе со старшей сестрой отвечает на многочисленные письма и запросы, встречается с представителями научных учреждений, писателями, журналистами, художниками, киноработниками. Особенно расширилась переписка, участились встречи после запуска первого советского искусственного спутника Земли и полета Ю. А. Гагарина. Самыми многочисленными корреспондентами М. К. Циолковской-Костиной были дети – создатели уголков и музеев К.Э. Циолковского.

В последние годы жизни М.К. Циолковская, уже будучи тяжело больной полиартритом, охотно откликнулась на просьбу Дома-музея ученого составить план бытовых интерьеров дома Циолковских. Проконсультировала и дала положительную оценку тематико-экспозиционному плану реэкспозиции Дома-музея К. Э. Циолковского. Существенно доработала свои воспоминания об отце. Мы можем с полным правом говорить, что на протяжении всей своей сознательной жизни М. К. Циолковская-Костина была преданным помощником своего великого отца.

Анна Константиновна Циолковская-Киселева. Ефим Александрович Киселев. Нельзя не сказать о младшей дочери ученого Анне Константиновне и о ее муже Ефиме Александровиче Киселеве, которых очень любил К.Э. Циолковский.

Анна родилась в 1897 г. в Калуге. С детства она была слабым и болезненным ребенком и прожила всего 24 года. Училась она не в казенной гимназии, как ее сестры Любовь и Мария, а в частной гимназии М. Шалаевой. Эта гимназия давала очень прочные знания, отношение к учащимся в ней было гуманным.

Младшая дочь ученого любила рисовать и петь, была остроумна и общительна. С первых и до последних дней своей жизни была очень дружна с сестрой Марией. Подтверждение тому – несколько сохранившихся писем младшей сестры к средней.

Вот строки из одного письма, написанного Анной весной 1914 г.: «Дорогая Марусечка! С утра без конца идет дождь… Все тает. Вода стучит по крыше. У нас в доме, как всегда после обеда, тишина. Папа спит в столовой. Мама в средней комнате у окна вышивает на пяльцах… Река поднялась, по ней идет грязный мелкий лед. Должно быть из Яченки…» (11, л. 1).

Еще отрывок из писем в деревню, датированный 1915 г.: «Папа читает, мама стоит у лежанки в средней (комнате) и разговаривает со мной, вокруг меня на столе раскрытые учебники, мы только что поужинали…» (11, л. 3).

Великая Октябрьская социалистическая революция застала Анну Константиновну уже окончившей гимназию со званием «домашняя учительница». У родственников Циолковского хранится два интересных документа: свидетельство о рождении и свидетельство об образовании младшей дочери ученого.

Восторженная девушка, окрыленная революцией, начинает служить Советской власти. Работает сначала в продотделе, потом в отделе социального обеспечения. Затем ее переводят сотрудником губернской газеты «Коммуна». Вместе с вернувшейся из Петрограда старшей сестрой, Любовью Константиновной, Анна работает в детских домах учительницей начальных классов.

С 1918 г. А. К. Циолковская – член Коммунистической партии (12).

Знакомство с Е. А. Киселевым, членом партии с 1904 г., участником Декабрьского вооруженного восстания в Москве в 1905 г., депутатом Московского Совета депутатов трудящихся, делегатом 5-го Лондонского съезда РСДРП от московских рабочих, участником становления Советской власти в Калужской губернии, положительно сказалось на формировании марксистского мировоззрения Анны Константиновны.

В трудные годы Гражданской войны Киселев и его жена Анна (они поженились в январе 1920 г.) старались помогать отцу продуктами, дровами, керосином, бумагой для работы, хотя и самим им жилось нелегко. Анна часто болела.

После рождения ребенка у Анны Константиновны начался туберкулез. Е. А. Киселев писал в своих воспоминаниях: «В 1921 году после родов Аня заболела туберкулезом легких, отправить ее на юг лечиться в санаторий в те тяжелые годы было невозможно». Ефим Александрович пытался добиться перевода на юг, но безуспешно (9, с. 238).

В письме к сестре Марии Анна писала: «А отчасти хорошо, что Ефима не отпустят на юг. А то когда уже мы увидимся… А все-таки весна будет, может быть недолго ее ждать. Ты тоже ведь ее ждешь с таким же нетерпением» (11, л. 7).

Не отпустив Киселева на юг, губком партии разрешил перебраться ему на работу в село и поручил организацию небольшого производственного хозяйства. Ефим Александрович надеялся, что жене станет лучше, благоприятнее будут условия для только что родившегося ребенка.

Хозяйство это располагалось недалеко от Калуги в Перемышльском уезде, в бывшем Лютиковом монастыре. Циолковский приезжал туда на велосипеде, радовался, что здоровье дочери как будто идет на поправку. На самом деле ей было все хуже и хуже.

Вот отрывок из последнего, предсмертного письма Анны к Марии: «На воздух я не выхожу совершенно. Даже в хорошую погоду я пробовала выходить (было совсем тепло) и свалилась недели на полторы. Я морально чувствую себя хорошо. Взяла себя вполне в руки. Не думаю совершенно о плохом…» (11, л. 12).

Из письма колхозницы колхоза «1 Мая» А. Г. Кузнецовой в музей К. Э. Циолковского следует, что «дочь Циолковского, она же Киселева, коммунистка, захоронена в Корекозеве, причем не на кладбище, а за огородами, близко у домов, где росли четыре сосны» (14).

Ефим Александрович Киселев умер в Москве несколько лет назад. Он был персональным пенсионером, одним из старейших членов КПСС.
Смерть взрослых детей всегда тяжело отражалась на Константине Эдуардовиче Циолковском, но он мужественно переносил удары судьбы, черпая силы в напряженной работе во имя светлого будущего человечества.

Розыск и некоторая систематизация новых данных о семье Константина Эдуардовича дополняет образ великого ученого и дает определенный фон, на котором протекала жизнь основоположника космонавтики.

Источники и литература

1. А. В. Костин. Любовь Константиновна Циолковская – верный помощник отца. Труды Четвертых чтений, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К. Э. Циолковского. Секция «Исследование научного творчества К. Э. Циолковского». М., 1970, стр. 56-66.
2. Любовь Циолковская. Его жизнь. В сб.: К. Э. Циолковский. М., 1939, стр. 179-186.
3. Л. К. Циолковская. Продолжение «Моих воспоминаний», часть 1-я. Архив автора статьи.
4. Г. Черненко. Все для высокого. Газ. «Советская молодежь» (Рига), 8 июня 1969, № 3, стр. 6.
5. Письма К. Э. Циолковского к М. К. Циолковской-Костиной и В. Я. Костину. Архив Государственного музея истории космонавтики имени К. Э. Циолковского, оф. №№ 165, 313, 314, 315.
6. А. А. Соловьева. Воспоминания. Архив Государственного музея истории космонавтики (ГМИК) имени К. Э. Циолковского, оф. № 153.
7. К. Э. Циолковский. Богатство Вселенной. Калуга, 1920
8. Памяти М. К. Циолковской-Костиной. «Правда», 17 дек. 1964, № 352, стр. 4
9. Циолковский в воспоминаниях современников. Сборник. Тула. 1971. Исключительная энергия, доброта и отзывчивость. (Из воспоминаний дочери К. Э. Циолковского – Марии Константиновны Циолковской). Газета «Коммуна» (Калуга), 19 сентября 1936, № 215, стр. 3.
10. Письма А. К. Циолковской к М. К. Циолковской. Архив автора статьи
11. Партархив Калужского обкома КПСС, ф. 1093, оп. 1, д. 78-а, л. 19.
12. Л. К. Циолковская. Мои воспоминания об отце. Архив автора статьи.
13. Письмо А. Г. Кузнецовой (копия) от 6 февраля 1969 г. в музей К. Э. Циолковского. Архив автора статьи.
14. Памяти К. Э. Циолковского. Траурное заседание в театре. Газ. «Коммуна» (Калуга), 1936, 21 сентября 1936, № 216.
15. М. В. Самбурова. Воспоминания. Архив ГМИК, опись воспоминаний, № 44а, л. 5.

Грани жизни и деятельности

Аптекарь, спонсор Циолковского

Богатство научно-технической мысли К.Э. Циолковского

Из истории научного наследия К.Э. Циолковского

История завещания Циолковского

К изучению темы «К.Э. Циолковский и книги»

К истории издания и распространения статьи К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903 г.)

К.Э. Циолковский глазами кинематографистов. Из истории создания художественных фильмов о К.Э. Циолковском

К. Э. Циолковский и калужане

К.Э. Циолковский и эпоха 1860-х – 1870-х годов

К.Э. Циолковский и Я.И. Перельман

Как работал К. Э. Циолковский над проблемой создания дирижабля

Научные контакты К.Э. Циолковского в последние годы его жизни

Научные связи К. Э. Циолковского в Петербурге (Ленинграде)

Научные связи К.Э. Циолковского с зарубежными учеными

О научных связях К.Э. Циолковского и В.В. Рюмина

О научных связях К. Э. Циолковского с общественными и государственными организациями

О признании научного приоритета К.Э. Циолковского

Собрание материалов по истории «Первой мировой выставки моделей межпланетных аппаратов и механизмов» в фондах Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского

Циолковский и Горький

«Я был страстным учителем»

«Я такой великий человек, которого еще не было, да и не будет…»

Семья, дом, быт
К.Э. Циолковский как мыслитель
К.Э. Циолковский и русский космизм