Развитие ракетной техники в нашей стране, начавшееся в 20-е годы XX века, было заторможено репрессиями конца 30-х годов и началом Великой Отечественной войны. Тем не менее, вскоре после окончания войны ракетная техника совершила огромный скачок. За 12 лет был пройден путь от изучения новой техники до запуска Первого искусственного спутника Земли. Обычно такое быстрое развитие связывают с изучением трофейной техники – баллистических ракет А-4 (Фау-2). Но простого копирования техники было явно недостаточно. За это время была создана действующая по сей день промышленная кооперация, включающая в себя множество конструкторских бюро и предприятий. Была создана с нуля научная школа, объединившая ведущие технические учебные заведения страны, которая позволила в короткие сроки подготовить кадры для новой отрасли.

Активное развитие ракетной техники в Германии после окончания Первой Мировой войны позволило к началу Второй Мировой вплотную подойти к созданию крылатых и баллистических ракет дальнего действия. Названные в пропагандистской печати «Оружием возмездия» ракеты Фау-1 и Фау-2 начали применяться в самом конце войны, в 1944 году, когда уже не могли оказать существенного влияния на ход боевых действий и оказывали скорее психологическое воздействие, поскольку без труда прорывали противовоздушную оборону Великобритании.

Но, несмотря на то, что крупного ущерба ракеты не нанесли, ими заинтересовались военные Великобритании, ведь новое оружие обладало впечатляющими характеристиками по дальности полета и по мощности. Не имея возможности получить целые образцы или хотя бы обломки ракет, было решено обратиться к помощи Советского Союза, чья армия стремительно продвигалась к одному из испытательных полигонов ракет Фау-1 и Фау-2 в Польше.

Для изучения полигонов и сбора обломков ракет была направлена группа генерала П.И. Федорова, в состав которой входили такие известные ракетчики как М.К. Тихонравов и Ю.А. Победоносцев. Комиссия по изучению немецкой ракетной техники на экспериментальной станции Дебице работала с 5 августа по 4 сентября 1944 года. За это время были обследованы полигон Близна, места падения и разрывов выпущенных немцами самолетов-снарядов Фау-1 и ракет Фау-2, а также места предполагаемого производства этих видов вооружения. Отдельные агрегаты и узлы ракеты Фау-2 были отправлены в Москву, где их изучали ведущие специалисты по реактивной авиации.

Воронка от взрыва головной части ракеты ФАУ-2. Фрагмент. КП 7953/1.

Воронка от взрыва головной части ракеты ФАУ-2. Фрагмент. КП 7953/1.

Воронка от взрыва головной части ракеты ФАУ-2, заполненная водой. КП 7953/4.

Воронка от взрыва головной части ракеты ФАУ-2, заполненная водой. КП 7953/4.

Фрагмент обшивки ракеты ФАУ-2. КП 7953/9.

Фрагмент обшивки ракеты ФАУ-2. КП 7953/9.

4.	Двигательная установка ракеты ФАУ-2 в лесу.

Двигательная установка ракеты ФАУ-2 в лесу.

По заключению наших специалистов, «в ракетном снаряде «Фау-2″ использован комплекс последних достижений науки и техники: химии, физики, теплотехники, механики, машиностроения, материаловедения и т. д.» Был сделан вывод, что наличие найденных агрегатов Фау-2 на 7-10 лет сокращает время, необходимое на конструирование подобных объектов.

Исследование ракет продолжилось уже после окончания войны. Постановлением ГКО № 9475 от 8 июля 1945 года была создана Комиссия по изучению германской техники. Над восстановлением документации и образцов ракетной техники в 1945 году трудились коллективы нескольких институтов и заводов. Так, в институте «Берлин» под руководством Д.Г. Дятлова и В.П. Бармина занимались изучением зенитных ракет, в институте «РАБЕ» в Бляйхероде (руководители А.М. Исаев и Б.Е. Черток) изучали конструкцию ракет Фау-2, группа «Выстрел» (С.П. Королев и Л.А. Воскресенский) занималась предстартовой подготовкой ракет, в Нордхаузене, где располагался завод по сборке ракет «Миттельверк», работали группы В.П. Глушко, В.Л. Шабранского, Г.А. Тюлина. Часть архивов заводов, вывезенных из Германии, была обнаружена группой В.П. Мишина в Праге.

Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-1.

Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-2.Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-3.Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-4.Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-5.Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-6.Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-7.Тезисы доклада главного инженера института "Берлин" Бармина В.П. "Зенитные ракеты". КП 8606/75-9.

Тезисы доклада главного инженера института «Берлин» Бармина В.П. «Зенитные ракеты». КП 8606/75.

В марте 1946 г. было принято решение об образовании единой научной организации – института «Нордхаузен». Его возглавил Л.М. Гайдуков (технический руководитель – С.П. Королев).

Одновременно с исследовательскими работами в Германии начались подготовительные работы на территории СССР. Приказом наркома вооружения Д.Ф. Устинова на артиллерийском заводе №88 в Подлипках было создано Специальное конструкторское бюро, куда направлялась трофейная ракетная техника. Начало создания ракетной промышленности было положено 13 мая 1946 г. постановлением «Вопросы реактивного вооружения». Этим постановлением приказывалось создать на базе завода №88 Научно-исследовательский институт реактивного вооружения и конструкторское бюро, а уже 16 мая 1946 г. Д.Ф. Устинов объявил об организации Государственного союзного головного научно-исследовательского института № 88, который определялся в качестве основной научно-исследовательской, проектно-конструкторской и опытно-конструкторской базы по ракетному вооружению с жидкостными ракетными двигателями. Государственный союзный НИИ-88 по своей структуре состоял из трех крупных блоков: СКБ – специального конструкторского бюро, блока тематических научно-исследовательских и проектных отделов и большого опытного завода. Постепенно в специальном конструкторском бюро выделяется отдел №3, занимавшийся баллистическими ракетами дальнего действия под руководством С.П. Королева.

Этим же постановлением объявлялось о формировании Государственного центрального полигона для испытаний техники в интересах всех министерств, занимающихся реактивным вооружением. Первым начальником ГЦП назначили генерал-лейтенанта В.И. Вознюка.

Строительству полигона придавалось большое государственное значение. Специально созданная в сентябре 1946 г. государственная комиссия провела рекогносцировку семи возможных районов места его дислокации. К марту 1947 г. после углубленной технико-экономической оценки комиссия пришла к заключению, что наиболее оптимальны два района: станица Наурская Грозненской области и село Капустин Яр Сталинградской области. В июле 1947 г. постановлением правительства СССР местом дислокации полигона был определен Капустин Яр.

Первые строительные части и оперативная группа полигона прибыли на место дислокации в конце июля – начале августа 1947 г. Перед личным составом была поставлена задача: до октября возвести стенд для испытания ракет, старт, подвести к ним железную дорогу протяженностью около 20 км с мостом через глубокий овраг, здание для подготовки ракет – техническую позицию, хранилища и склады для специальных топлив. И все это надо было начинать на голом месте, с нуля. И уже 18 октября 1947 года с полигона был произведен первый пуск ракеты.

Специальный поезд с железнодорожным установочным агрегатом ракеты ФАУ-2. КП 7954/2.

Специальный поезд с железнодорожным установочным агрегатом ракеты ФАУ-2.КП 7954/2.

Одно из технических сооружений технической позиции полигона. КП 7954/49.

Одно из технических сооружений технической позиции полигона. КП 7954/49.

Жилая зона полигона. КП 7954/50.

Жилая зона полигона. КП 7954/50.

После собранной на отечественной базе копии ракеты Фау-2, была разработана ракета Р-1 и ее модернизированный вариант Р-2. Первой ракетой полностью отечественной разработки стала ракета Р-5. Первоначально военное командование скептически относилось к идее использования баллистических ракет для боевых целей, поскольку точность, дальность полета и ущерб, наносимый ракетами, были крайне малы. Изменило положение создание ядерной боевой части. Первой стратегической ракетой, способной нести ядерную боеголовку, стала ракета Р-5М, испытанная в 1956 г. Многие технические решения, примененные на ней, позднее были использованы на новой межконтинентальной ракете Р-7, ставшей основой для всей советской космической программы.

На испытаниях сформировалась группа руководителей конструкторских бюро и институтов, относящихся к разным министерствам, но занимающихся одним общим делом – созданием ракетного оружия. В 1956 году за создание ракетно-ядерного щита страны группе конструкторов было присвоено звание Героев Социалистического труда. Позднее за этой группой закрепилось название «Совет Главных конструкторов».

Активное начало работ по созданию ракет потребовало подготовки большого числа квалифицированных инженеров в различных областях, до того времени не изучавшихся.

Первым учебным заведением, где началась систематическая подготовка ракетчиков, стала Артиллерийская академия им. Ф.Э. Дзержинского. Еще до войны в ней преподавались основы теории проектирования и применения реактивных снарядов, а с 1944 года было предписано комплектование отделений слушателей со специализацией по ракетной технике. В 1945 г. отделения были преобразованы в факультет реактивного вооружения с двумя кафедрами. В академии велась разработка учебных и методических пособий, подготовка кадров инженеров-ракетчиков. В учебном городке Алабино был создан испытательный стенд для исследования вопросов внутренней баллистики ракетных двигателей, процессы теплопередачи, жаро- и вибропрочности материалов. В конце 1950-х гг. Военно-артиллерийская академия полностью перешла на подготовку специалистов по ракетному вооружению.

В 1946 году при Министерстве вооруженных сил СССР была организована Академия артиллерийских наук, как единого центра артиллерийской науки, имеющего свою теоретическую и экспериментальную базу. Основой для нее стала Артиллерийская академия им. Ф.Э. Дзержинского.

В Московском высшем техническом училище с 1938 года существовала кафедра реактивного вооружения на факультете боеприпасов, а с 1948 г. был образован факультет Ракетной техники. В МВТУ преподавали такие известные ракетчики, как Ю.А. Победоносцев, А.А. Космодемьянский, В.П. Бармин, С.П. Королёв, В.Н. Челомей.

Рисунки, подготовленные Барминым В.П. для чтения лекций в МВТУ им. Н. Э. Баумана. КП 8864/1-38.Рисунки, подготовленные Барминым В.П. для чтения лекций в МВТУ им. Н. Э. Баумана. КП 8864/1-39.Рисунки, подготовленные Барминым В.П. для чтения лекций в МВТУ им. Н. Э. Баумана. КП 8864/1-41.Рисунки, подготовленные Барминым В.П. для чтения лекций в МВТУ им. Н. Э. Баумана. КП 8864/1-52.

Рисунки, подготовленные Барминым В.П. для чтения лекций в МВТУ им. Н. Э. Баумана. КП 8864/1.

В начале 1946 г. в ленинградском Военно-механическом институте были организованы курсы ускоренной подготовки специалистов по ракетному оружию из числа студентов, заканчивающих обучение, в число которых вошел будущий генеральный конструктор «ЦСКБ-Прогресс» Д.И. Козлов. После выхода постановления «Вопросы реактивного вооружения» в институте был образован факультет реактивного вооружения.

Именно тот факт, что работе над ракетной техникой было оказано такое внимание на самом высшем уровне, и позволил нашей стране в короткий срок осуществить рывок в космос. И это не было случайностью, ведь предприятия, создающие ракетную технику, и учебные заведения, готовящие специалистов по ракетной технике, действуют и по сей день.